«Все, кто думают, несчастные…»

Из декораций — только панорамный вид на Петербург, вместо спецэффектов — ветер, который колышет газетные публикации. Именно так, просто и крайне минималистично, увидела пропитанный сатирой сборник новелл «Компромисс» режиссер и заслуженный деятель искусств России Дженни Катышева. В результате получился лёгкий и одновременно невероятно серьёзный спектакль о политике, журналистике и судьбе «особенного» человека в условиях советской власти. 21 сентября на крыше отеля «Введенский» прошел последний показ моноспектакля «Компромиссы» по новеллам Сергея Довлатова.


Представьте – вечер, вид на живописные крыши вечернего Петербурга, играют хиты Элвиса Пресли, и в центр ресторана на крыше выходит улыбчивый, одетый в обычный свитер мужчина. С первых секунд спектакля создается ощущение дружеского диалога и даже некой романтической интимности. Будто все, что говорит актер, обращено именно к тебе, а не к целому залу. Будто это обычный человек, эмоционально рассказывающий о своей судьбе, карьере, живо и талантливо изображающий встречавшихся на его жизненном пути людей. Видимо, чувство удивительной близости с рассказчиком создалось у каждого зрителя в зале: своих истинных эмоций не стеснялся никто – все громко хохотали, отвечая на шутки героя и робко притихали, когда речь заходила о по-настоящему серьёзных темах.

Спектакль рассказывает о том отрезке жизни Сергея Довлатова, когда он жил в Таллине и работал штатным журналистом в партийных газетах «Советская Эстония» и «Вечерний Таллин». Вырезки из газет с публикациями писателя – единственная декорация, присутствующая в спектакле. Просматривая написанные им материалы, герой вспоминает свою жизнь и журналистскую судьбу. И оказывается, что за каждой публикацией скрывается море фальши и лжи. «Закулисье» советской журналистики сатирически-ярко и социально-остро представлено в спектакле «Компромиссы», где герой находится в постоянном поиске компромиссов со своей совестью, с советской властью и с окружающей абсурдностью. «Все, кто думают, несчастные», — говорит один из героев спектакля, который «уже лет пятнадцать не думает». В подобной «бездумности» живет вся страна, и герой изо всех сил пытается этому противостоять.

ЭТО ДОЛЖЕН БЫТЬ САМ ДОВЛАТОВ

 

Постановка не имеет единой повествовательной канвы, из постоянных героев — лишь рассказчик. В лице Довлатова и его колоритных друзей отражены черты, которые в идеале должны быть не только в каждом журналисте, но и в каждом гражданине вообще – честность, справедливость и достоинство.

Выбор формы моноспектакля обуславливается, на мой взгляд, тем, что  режиссер хотела  привлечь зрительское внимание именно к личности Довлатова, показать, что единственное поистине важное лицо в этой постановке – только он, несмотря на иллюзорную пассивность. Герой Довлатова – это, конечно, образ с качествами как политического реформатора, так и «двигателя» большого искусства. Режиссер стремилась показать Сергея Довлатова как исключительного для своей эпохи человека, который не боялся «бросать» правду, даже самую жестокую, в лицо общества, воспринимающего сумасбродную реальность как данность.

Перед Дженни Катышевой стояла крайне непростая задача: отыскать актера, который будет не только похож на Довлатова внешне, а будет самим Довлатовым. В исполнении Леонида Таранова, главного актера петербургского театра «Классика», мы видим саркастичного, остроумного и предельно честного героя, яростно сопротивляющегося «окружающему бреду». Однако несмотря на харизму и актерское дарование Таранова, стоит признать, что ярких персонажей, присутствовавших в сборнике, не хватило. Хотелось бы увидеть в исполнении других актеров очаровательного и немного сумасшедшего журналиста Буша, забавную Эви Саксон, отчаявшегося поэта Бориса Штейна. Многие новеллы пришлось обойти стороной, поскольку они включают слишком много персонажей, в том числе и женских. Явным упущением можно назвать отсутствие «компромисса» о поездке на молочную ферму, поскольку он в полной море отражал лицемерие и фальшь советской власти и человеческое отчаяние. Именно в этом уменьшении «размаха» действий заключается основной минус моноспектаклей вообще и недостаток данной постановки в частности.

«НОВЫЙ ТЕАТР»

Режиссер решила поместить свой спектакль в стены ресторана на крыше, где нет ничего, что напоминает нам о театре, к которому мы привыкли. Во время этой «руф-постановки» зрители не смотрят в бинокль и не сидят с выпрямленной спиной в неудобных креслах, а по-домашнему укутываются в плед и пьют глинтвейн. Согласитесь, возникает совсем иное восприятие спектакля. Это и есть так называемый «новый театр» — неожиданный и своеобразный.

В спектакле «Компромиссы» герой, на первый взгляд, пытается лишь найти уловки, с помощью которых может обойти законы советского государства. На самом же деле, он находится в постоянном поиске свободы.

«Я знаю, что свобода философское понятие. Меня это не интересует. Ведь рабы не интересуются философией. Идти куда хочешь – вот что такое свобода!..» — говорил Довлатов. Может, это и есть заветный секрет в обретении внутренней свободы? Эта мысль, вслед за творчеством писателя,  утверждается и в спектакле «Компромиссы» Дженни Катышевой.


Журнал «МОСТ»
Автор: Екатерина Рубайко
Фото: Валерия Степанова

Наверх