ХОЛОДНАЯ ВОЙНА: ПРЕМЬЕРА ФИЛЬМА ПАВЛА ПАВЛИКОВСКОГО ОТ ПРОЕКТА “КАРО.АРТ”

5 ноября в кинотеатре “КАРО.Арт” состоялся предпоказ фильма известного польского режиссера Павла Павликовского “Холодная война”. В этом году фильм получил награду на Каннском фестивале в номинации “Лучший режиссер”, что, впрочем, еще мало о чем говорит. Журналу “Мост” удалось побывать сразу на двух премьерах в Москве и Санкт-Петербурге и своими глазами увидеть новую классику польского кинематографа.

 

 

Из Москвы: Дарья Кулаева

 

Павел Павликовский, режиссёр «Холодной войны» – поляк по происхождению, еще в детстве вынужденный эмигрировать в Англию. Оттого, по словам кинокритика Антона Долина, Павликовский «всю жизнь ощущает свою оторванность от родины». Этот биографический факт находит свое отражение сразу в целом ряде картин режиссера, в том числе, и в оскароносной ленте «Ида», трогательной и вместе с тем жуткой истории о национальной трагедии, памяти и сложных взаимоотношениях с религией.

 

Таким образом, творчество Павликовского всегда персонализировано, т.е. обращено к самому себе. «Холодная война» в этом смысле не является исключением. Кинолента посвящена родителям Павликовского. Это, впрочем, вовсе не значит, что перед нами  биографический фильм. Разворачивающаяся на экране художественная драма так тесно связана с историческим контекстом, что с одинаковой вероятностью могла произойти как с матерью и отцом Павликовского, так и с любыми другими людьми того времени.

 

 

Сразу после показа фильма состоялось открытое обсуждение с кинокритиком Антоном Долиным, на котором неоднократно поднимался вопрос о сосуществовании двух параллельных линий в фильме. Первая линия: история любви двух разных людей. Традиционный, в общем-то, сюжет. История о взаимоотношениях талантливого музыканта Виктора Томаша, руководившего фольклорным ансамблем, и попавшей в этот ансамбль импульсивной и порывистой Зулы, спевшей на вступительных экзаменах свое страстное «Сердце, тебе не хочется покоя». Вторая линия: состояние холодной войны (Польша, с 1949 по 1964 год), что против воли заставляет людей делать выбор в пользу одного из идеалистических лагерей. В то же время «Холодная война» – фильм о персональной ответственности, о том, что ее нельзя целиком и полностью перекладывать на политический режим, который, кстати, не выступает здесь абсолютным злом.

 

Любовь мужчины и женщины, как ни парадоксально, в этой киноработе комфортнее всего себя ощущает при максимальном, насколько это вообще возможно представить, количестве трудностей. Живи эти герои в мире благодати и стабильности, их отношения быстро бы себя исчерпали. Такой неутешительный вывод напрашивается сразу после короткого эпизода размеренной жизни влюбленных в Париже. Жизни, которая, в конце концов, выматывает их обоих. Их чувства, как ни странно, куда сильнее проявляются на расстоянии. К слову, это традиционный средневековый сюжет.

 

 

О лекции


«Отсутствие новизны» – с такого громкого обвинения начинает свою лекцию Антон Долин. Однако быстро спешит напомнить, что новый фильм Павликовского – это, прежде всего, фильм-воспоминание. А в таком случае этот недостаток более чем простителен.

Зритель: К кому режиссер Павликовский ближе всего из польских классиков кино? У меня возникла парадоксальная ассоциация, что это «Ла-Ла-Лэнд» наоборот.

А.Д.: У меня возникла похожая ассоциация. Думаю, это не осознанная параллель, но это схожие траектории. А что сегодня может служить основой большого фильма про любовь? Именно что исторический контекст. О поляках: можно вспомнить «Человека из мрамора», просто это немножко польский тип героя. Формена раннего вспоминал не в меньшей степени.
Зритель (пожилая дама): Такое количество номинаций… С чем это связано? Черно-белый фильм, военная тема…
А.Д.: Ну номинации и номинации. Есть момент инерции. Польское кино переживает не лучшие времена, а этот фильм отсылает как раз к классике польского кино. В целом, это маленькая история любви, но снятая виртуозно.
Зритель (все та же пожилая дама): А «Весёлые ребята»?
А.Д.: Они там грустные. «Сердце, тебе не хочется покоя» как конъюнктурный крючок.

 

После этих вопросов разговор с кинокритиком принимает самое неожиданное направление. Место фактологических вопросов занимают пространные рассуждения зрителей, сугубо личные мысли и впечатления. Женщина из зала представляется «практикующей психотерапевткой» и произносит монолог о травме, присущей целым поколениям и национальностям. По ее словам, эта травма сделала невозможной искреннее проговаривание чувств и достижение успеха в коммуникации. Любовь делает людей уязвимыми, а уязвимым быть страшно.

 

Публика также не забывает поделиться соображениями и о самом финале фильма, поразмышлять о том, что для них есть выход, а что слабость. Кажется, что этот, на первый взгляд, не слишком актуальный фильм так или иначе сумел затронуть болевые точки коллективного зрителя.

 

_________________________________________________________________________________________________

 

Из Санкт-Петербурга: Ксения Попова

 

«Не пытайтесь до конца объяснить кино» заявляет Павел Павликовский, режиссер таких известных кинокартин, как «Ида», «Стрингер» и «Холодная война». И он оказывается прав для увиденного на экране крайне непросто подобрать нужные слова. Это куда больше, чем субъективное интеллектуальное размышление о судьбах мира или чей-то экспериментальный визуальный опыт. В «Холодной войне» все вкупе: и кристальность незамутненного глаза оптики, и очищающая сила фольклорной песни, и измышления о роли Истории в жизни каждой отдельной судьбы. Многослойно, но вместе с тем единое целое. И это, повторимся мы, лишь очень приблизительная характеристика.

 

 

Примечательно, что после «Довлатова» Алексея Германа-младшего «Холодная война» суть первый фильм за прошедший год, сумевший так глубоко впечатлить автора этой статьи. Еще примечательнее то, что у этих двух работ неожиданно обнаруживается один оператор Лукаш Зал. Те, кто видели эти ленты, вряд ли смогут сразу в это поверить настолько разный, но в обоих случаях уникальный стиль съемок.

 

С виду «Холодная война» всего-навсего обычная мелодрама. История двух людей, страдающих от невозможности быть вместе в силу не зависящих от них обстоятельств. Исторический период: Польша, с 1949 по 1964 год. Фаза активного противостояния двух вражеских лагерей социалистического и капиталистического. Казалось бы, ничего особенного: история вмешивается в судьбы, судьбы вмешиваются в историю. Если бы не одно «но» подлинная чистота режиссерского взгляда, по силе сравнимая разве что с Бергманом. Поражающая сдержанность черно-белого кадра 4:3 (правильное монохромное решение, но не только), умеренное, но яркое музыкальное сопровождение. Эстетика съемки: вероятно, дает о себе знать документальное прошлое (и, возможно, будущее) самого Павликовского, автора таких документальных фильмов, как «Москва-Петушки» (о судьбе русского писателя Венедикта Ерофеева), «Путешествие Достоевского» (о водителе трамвая и по совместительству прапрапраправнуке Федора Михайловича).

 

 

«Холодная война» по-настоящему сильное кино. «История о взаимной обреченности» так, кажется, сказал Александр Роднянский. Ну а от себя, очевидно, стоит добавить, что всякая сложность кроется в простоте. И Павлу Павликовскому, похоже, это известно не понаслышке.

 

Посмотреть фильм «Холодная война» можно с 15 ноября в кинотеатрах “КАРО.Арт”.

 

UPD: Европейская киноакадемия номинировала фильм «Холодная война» на звание лучшего фильма Европы 2018 года, с чем мы от всей души поздравляем режиссера Павла Павликовского и его команду!

Наверх