NIMPH()OMANIAC. ДУХОВНОЕ АРТ-ПОРНО

В «Каро 8 Атриум» спецпоказом второй части «Нимфоманки» завершился проект МШК и КАРО.Арт «Мини-ретроспектива Ларса фон Триера». Дискуссию вели куратор проекта Всеволод Коршунов и кинокритик Владимир Лященко. В горячем обсуждении после просмотра попытались выяснить, о чём же на самом деле хотел рассказать Ларс фон Триер, снимая шокирующий фильм об одержимой сексом.


 ДРУГАЯ ВЕРСИЯ

«Нимфоманка» длится пять с половиной часов в авторском варианте Ларса фон Триера. В прокате и в рамках ретроспективы зрители увидели сокращённую версию из двух частей. В том, что получилось, очень много шокирующих сцен, секса, натурализма, телесно-материальных подробностей, и тут возникает мысль: «И это ещё после цензуры!». Но её-то как раз почти не было, за исключением того, что вырезан эпизод с абортом. А в остальном, в прокатном варианте меньше рассуждений и комментариев, только и всего. Однако почему же и зачем Триер снял настолько длинный фильм? Вероятно, чтобы ослабить защиту, чтобы проникнуть в потайные комнаты сознания, когда их уже не останется воли охранять. И, отчасти поэтому, столько откровенности – он просто смеётся над твоим ханжеством, деланой моралью, мёртвой и бесполезной, над страхами, стереотипами. Обнажая тела на экране, он оголяет твои нервы, душу, трогает комплексы, архетипы, из которых ты создан, но про которые боишься знать. Именно так действует сокращённая версия, а уж авторская – в квадрате, если не в кубе. И, кстати, очень важно: фильм обязательно смотреть до конца, пока не пройдут титры. Передайте всем!

НЕ СОВСЕМ ПОРНО

Ещё до начала показа кинокритики задали вектор, в направлении которого зрителям предстояло смотреть фильм. «Нимфоманка» – только на первый взгляд может восприниматься как арт-порно, но на самом деле это сложное, любопытное авторское высказывание, причём высокодуховное», — сказал Владимир Лященко. Всеволод Коршунов сразу же озвучил мнение, что секс в «Нимфоманке» — это метафора, а вот чего именно – в этом он предложил попробовать разобраться после просмотра. Владимир Лященко ещё отметил, и справедливо, что этот фильм, который как бы о сексе, снят Триером так, что даже при желании его невозможно смотреть именно под таким углом зрения. То, как это показано, намекает, что вообще-то он совсем не о том, о чём все подумали.

 ТРОЛЛИНГ, СТОРИТЕЛЛИНГ И МНОГОСЛОЙНЫЙ ПИРОГ

А зачем вообще обывателю ходить на такие показы с обсуждениями? Потому, что бывают случаи, как с Ларсом фон Триером, например, когда без помощи специалистов великое кино может показаться пустым и недостойным потраченных часов. А от таких встреч расширяется кругозор, и формируется вкус. Обычный человек про кино знает не много, а вот послушать тех, кто знает о нём всё – доступная роскошь. Почему бы не воспользоваться.

Так вот, про троллинг и всё остальное. В «Нимфоманке» Ларс фон Триер высмеивает зрителя (любого, даже очень образованного и сообразительного). Почему это хорошо? Потому что сделано талантливо и тонко. Для начала шокирующий факт: все люди в фильме – Триер. А ещё весь этот Ларс со всеми персонажами есть почти в каждом из нас. Но символы неоднозначны. Например, собеседник, он же «исповедник», Селигман – это и воплощение рациональной, аналитической, холодной, бесчувственной составляющей личности, и заодно олицетворение зрителя, интерпретатора. Главная героиня Джо представляет собой животную, природную, дикую, эротическую сторону человека, при этом являясь воплощением автора, рассказывающего историю. Всё в этом фильме не прямолинейно и может трактоваться тысячами способов, каждый из которых – способ понять самих себя. Владимир Лященко сказал, что «Нимфоманка» — многослойный пирог из смыслов.

ЭРОС И ТАНАТОС

Во время обсуждения каждый рассказывал о том, какой слой пирога он распробовал в фильме. Это было невероятно увлекательно, но не покидало зудящее ощущение незавершённости. Знаете, как в игре в «горячо / холодно». Вроде бы теплее, но не горячо. Как ощупывание слона: говорили об этом и том же, но всё же каждый о своём.

Тема божественного и сексуального, противопоставления жажды жизни, воплощённой в сексе, и страха смерти стала одной из самых интересных. Упомянули, что вопрос религии, а именно христианства для протестанта Ларса фон Триера играет не последнюю роль. Тему сакрального подтверждают аналогии сексуальной жизни нимфоманки Джо и религиозных мифов (а может, и реальных случаев). И музыка Баха даёт намёк: здесь вообще-то ещё и про бога. Скандальная идея Ларса фон Триера (или только наша, интерпретаторская?) состоит в том, что божественное и сексуальное – равно мучительно неистребимы в человеке. Согласны?

ЗАКАТЫ НЕ СПОСОБНЫ НА БОЛЬШЕЕ 

С этим Джо никак не могла смириться. Как, и всё? Ей было мало. Знакомое чувство? Так это часто бывает, когда-то хочется большего: от себя, от людей, от судьбы, от секса, в конце концов, от своих ощущений, впечатлений от жизни, от материнства и даже от страданий и боли. По словам Джо, её единственным грехом было то, что она всегда ждала большего от закатов, и в этом ключ к разгадке фильма. Всеволод Коршунов задал вопрос: секс – метафора чего? И только он сам сумел на него ответить, причём так, что мороз пошёл по позвоночнику. Готовы?

«Нимфоманка», третий фильм так называемой «трилогии депрессии», — это освобождение. Кино о поиске духовного идеала. Совершенный закат, идеальный мужчина… Это только символы, а на деле героиня искала духовный абсолют, в существовании которого она уверена, как и в том, что отторгнута от него. Джо знает, что он есть, но не может достичь (что-то напоминает, да?).

Двор, в котором её находит Селигман, похож на лабиринт. Конечно, не только прямом смысле слова, но и в метафорическом. В конце фильма она прорывается к свету – видит лучик солнца на соседней стене. И тогда становится ясно – жизни ещё не было и не могло быть. Она не жила, а гналась за химерой, потому что идеала – не существует. И героиня принимает решение – хоть одна из миллиона, но она выйдет из этой гонки. Джо осознала себя как сухое дерево, стремящееся всеми своими хилыми ветками к жизни. Она решает жить. Через телесное Ларс фон Триер говорит о бестелесном. И все трактовки, предлагаемые Селигманом по ходу истории – на самом деле не подсказки, а издёвка над зрителем, потому что фильм совсем не про то. Джо на протяжении всего времени пытается последовательно отдавать контроль и власть, которые изначально есть в ней и которые безграничны. И в конце она возвращает их себе на новом уровне, освобождаясь от одержимости достичь идеала, от жажды присвоить себе мираж.

Так что не стоит, никогда не стоит ждать от закатов большего. Это всё, что они могут, и это прекрасно.


Автор: Ксения Стольная
Журнал Мост

Наверх