[Рецензия] По следам БТК-фест: ЯРКОЕ ЧЁРНО-БЕЛОЕ

До конца 2017 осталось совсем чуть-чуть! Потом с новыми силами в Новый, 2018 год! А пока, предлагаем вам вспомнить интересные события ноября, мимо которых мы просто не смогли пройти мимо. «МОСТ» вспоминает, как чешский театр Cirk La Putyka знакомил маленьких зрителей с большим кинематографом в спектакле «БИОГРАФ» в рамках четвертого международного фестиваля «БТК-ФЕСТ».


Заходишь в зал – тебя встречает билетер, одновременно похожий на мороженщика или кондуктора из старых книжек. Каждый зритель получает свой маленький билетик. На сцене – никого, только с краю стоит рояль, а за ним спит молодой тапер (Ян Цтвртник). Он просыпается, только когда появляется последний зритель, и билетер выбегает на сцену. Забавно смешивая английские и русские слова, Билетер (он же исполнитель почти всех ролей в этом спектакле Иржи Кохут), начинает интересоваться у зрителей, какой же сегодня день, месяц, год. Забегает опоздавший мальчик. Билетер со сцены отправляет его на место в первом ряду.

Тапер (он же автор всего аудиооформления спектакля) просыпается, звучат классические мотивы немого кино. Во время спектаклей есть нельзя, но мы оказались в кинематографе – а там, по словам Билетера, можно «спать, смеяться и целоваться». И обязательно — есть поп-корн. Лоток с ним сразу возникает в руках Билетера, в зале раздается масляный запах. Плотные кулечки летят в руки зрителей. Достается, конечно, только первым рядам. Мама, сидящая рядом со мной, успокаивает сына – «Там просто скомканная бумага, это же ненастоящее». Наконец выключается свет, сеанс начинается.

Главный герой, трансформировавшийся теперь в Синефила, представляет зрителям своих друзей – персонажей немого кино. Кто-то из них реально был экранным героем своего времени, кто-то, как Ковбой Кид, – собирательный образ персонажа немых вестернов с отсылкой к культовому фильму «Дилижанс», входящего в золотую коллекцию Голливуда. Тут возникнет Бродяга Чарли, Кинг Конг, Мумия, Франкенштейн и другие. Собственно, на взаимодействии Синефила и киногероев и строится весь сюжет. И здесь начинается самое интересное. Синефил отделен от своих друзей экраном, но при этом иногда они меняются местами или вместе оказываются «по ту сторону». Их общение необыкновенно живое – вот Ковбой Кид, пытаясь научить друга быть таким же крутым, как он, простреливает его карту; вот главный герой останавливает полицейского, который гонится за Чарли, а потом прячет беднягу в своем пальто. Создается ощущение, что играет несколько актеров. Потом они начинают бегать по экрану перпендикулярно полу, нарушая законы гравитации. Но совершенно ломается мозг, когда Синефил открывает дверь экрана. Он оказывается где-то между – не за экраном и не в зрительском мире.

Имея непосредственное отношение к кино, я очень долго пыталась понять, как же это работает. Создатели спектакля (который стоило посмотреть уже как минимум для того, чтобы увидеть этот прием) сжаливаются над зрителем в финале и запускают одного ребенка из зала в «сердце БИОГРАФА». Правда, на этом показе вслед за счастливцем последовали все дети, бывшие в зале. Изображение на экране оказывается заранее записанной видеопроекцией, с которой Синефил очень внимательно и точно работает. Заэкранье представляет собой сложную систему перегородок, позволяющую добиться, каким бы штампом это не звучало, впечатляющего эффекта.

Но «БИОГРАФ» — не тот спектакль, который берет исключительно техникой. Он весь построен на юморе. То, в сцене с Чарли, проекция убегает с экрана на стену, то Человек-невидимка начинает раздеваться, несмотря на активные протесты Синефила, но на то он и невидимка, что только благодаря одежде может сохранять свои очертания. «Все в порядке – это юмор!» — кричит Синефил, пытаясь «прикрыть» друга, от которого, впрочем, остается только силуэт. Изящный намек на наготу – пестрый фон, в один момент перестающий казаться однозначным. На первый взгляд спектакль, как и заявлено в анонсе, «совсем-совсем не грустный». Но вот на экране появляется последнее изобретение Доктора – субтитры, а потом — цветное кино. «Это юмор!» — вновь восклицает Синефил.

Многие легенды немого кино отрицали появление звука, не все смогли адаптироваться. Сложно дался и переход на цвет. В 2012 Мишель Хазанавичус снимает фильм «Артист» о трагедии героя немого кинематографа, пытающегося войти в эру звукового кино, не потеряв блеска. «Тоска по утраченному» — важная составляющая «БИОГРАФА». Немой кинематограф, прекрасный, в чем-то наивный, яркий, не смотря на монохром пленки, – схожие воспоминания у взрослых вызывает их детство. Не смотря на сумбур, возникающий во второй части «БИОГРАФА», когда, в погонях за Франкенштейном, на мой взгляд, теряется драматургия, спектакль оказывается одинаково интересным и для детей, и для родителей.

«БИОГРАФ» — это настоящий аттракцион для зрителя. Эйзенштейн был бы доволен…


Журнал «МОСТ»
Автор: Анна Разумова
Фото: Александр Иванов

Наверх