«Счастье то, что не выясняют. Его чувствуют кожей…»

Нежное название «Варшавская мелодия» для многих советских людей было не просто красивым словосочетанием, а символом несчастливой межнациональной любви, затоптанной властью. Постановкой пьесы Леонида Зорина на театральной сцене занимаются многие режиссеры. «Мост» посмотрел спектакль «Варшавская мелодия», созданный Павлом Подервянским на сцене «Театра драматических импровизаций».


Спектакль поставлен по драме, написанной в 1967 году. Он – бывший советский солдат, изучающий виноделие. Она – полячка, приехавшая в Москву учиться в консерватории. Вместе они – колоритная интернациональная пара, удивляющая своим чувством юмора и любовью к жизни, несмотря на все пережитое во время войны. Случайно встретившись в московской филармонии на концерте Шопена, Гелена и Виктор еще не подозревают, что эта мимолетная встреча станет их главным жизненным «перекрёстком».

Павел Подервянский видоизменяет оригинальный сюжет совсем немного: встречаются не юные ребята в филармонии, а двое пожилых людей – в аэропорту. Тот же русский мужчина, та же польская «панна». Кажется, они не знакомы. Но позже зритель понимает, что за этой «случайностью» скрыта история любви, против которой встает государство со своими нелепыми законами. Власть, которая фактически «воспрещает» людям любить, – настоящий вызов для молодых и решительных. Неужели победившие Гитлера не могут победить советские законы? Войны нет уже два года. Но борьба между народом и государством все еще продолжается.

«Театр драматических импровизаций» соединяет две пьесы Зорина –«Варшавскую мелодию» и «Перекресток». В итоге получается постановка, наполненная глубокими монологами и остроумными, ироничными диалогами двух представляющих разные культуры людей. Тема того, что же такое «перекресток», становится лейтмотивом всего спектакля. Это не только место встречи возлюбленных, но и символ главного события в жизни, меняющего мироощущение и смысл существования. Вместе с актерами зрители действительно оказываются на роковом перекрестке судеб, где люди вынуждены сделать свой выбор. Любовь или долг – что же важнее? Каждый решает для себя.

В пьесе всего два персонажа, но роли исполняют трое – Юлия Перлова (Гелена во всех возрастах), Денис Семенов (молодой Виктор) и Сергей Смирнов (Виктор в зрелом возрасте, от лица которого ведется все

повествование, «путешествие» по воспоминаниям). Самую мощную актерскую игру демонстрирует Юлия Перлова. Натурально изображая мягкий польский акцент, она гармонично выглядит в каждом из своих образов. В начале она – веселая очаровательная студентка, мечтающая стать известной певицей. Спустя годы героиня преображается в мудрую женщину, добившуюся невероятных успехов в музыке и при этом сохранившую свою детскую непосредственность и юмор. Денис Семенов и Сергей Смирнов, по моему мнению, несколько уступали исполнительнице женской роли. В оригинальном тексте Виктор – опустошенный, нерешительный и неопытный в общении с девушками персонаж, но слабым его назвать нельзя. В этом спектакле он выглядел безвольным мужчиной, прогнувшимся под обстоятельства.

Важный элемент постановки – музыка. Вероятно, режиссёр стремился показать её чудотворное влияние, благодаря которому двое полюбили друг друга. Композиции Шопена как символ первых и самых чистых чувств сопровождает практически весь спектакль. А польская песня «Страшне чен кохам» («Страшно тебя люблю») в исполнении Гели – это гимн любви, не знающей преград. «Неважно, какой вы нации, единственное, что важно – это любовь», — слышится в этой музыке.

Стоит обратить внимание на костюмы героев. Юная Гелена одета в строгое платье и иногда накидывает на плечи пуховой платок. Артистичной Геле нравится примерять на себя разные образы: в этом случае польская панна изображает русскую девицу. Со временем этот простой наряд сменяется на дорогие платья и украшения. А военную форму, что Виктор носит во времена студенчества, в зрелости он переодевает на солидный костюм. Такой сменой нарядов режиссёр подчеркивает, что герои смогли достичь карьерного благополучия. Но время смогло улучшить только внешнюю сторону их жизни. Душевного спокойствия и настоящего счастья они так и не нашли.

Декорации в спектакле очень простые. Наверху – небольшая скамейка, где сидят наши герои уже в зрелом возрасте, как бы смотря на свою жизнь сверху. А внизу – лишь столик, за которым герои пьют вино (от дешевого в молодости до дорогого, сделанного самим Виктором, в зрелости) и признаются друг друга в своих, совершенно не меняющихся со временем чувствах. В этом спектакле вино и музыка выступают как символы вечной молодости души. Геля и Витек, даже становясь взрослыми и уважаемыми в обществе людьми, все также трепетны и наивны.

Герои часто говорят о винном послевкусии, которое определяет качество напитка, имея в виду эмоциональное послевкусие, что остаётся после любовной истории. Если любовь была настоящей и красивой, то и

послевкусие от неё остаётся терпкое, долгое, даже вечное. Приятное и нежное послевкусие остается после спектакля «Варшавская мелодия».

О чем же эта постановка? О жестокости судьбы, мимолетности счастья, несправедливости государства, духовном опустошении и страхе, сопровождающем людей после войны, и всепоглощающей любви, которую человек проносит на протяжении всей жизни. Конфликт истинных чувств и государственного строя – главный в этом спектакле. Возможно ли победить двум, сильно любящим друг друга людям в войне не против другого государства, а против своего же? Ответ – нет. Но все равно истинная любовь неискоренима, бесконечна, даже спустя десять, двадцать и тридцать лет.

«Ты будешь смеяться, Витек, но я все еще люблю тебя», — говорит Гелена спустя десять лет с их последней встречи. Смешного, конечно, мало. Но как удивительно! Найти «чудаков» в этом огромном мире и пройти с этой «чудаческой» любовью через всю жизнь.

«Такое мое счастье – отыскать чудака. После войны их почти не осталось. Должно быть, их всех перестреляли…»


Журнал «МОСТ»
Автор: Екатерина Рубайко 

Наверх