Спектакль «Жан и Беатрис» в «Таком Театре»: перезагрузка

В театре «Особняк» прошёл предпремьерный показ спектакля «Жан и Беатрис» от «Такого Театра». Режиссеры постановки – Александр Баргман и Анна Вартаньян – пьесу канадской писательницы Кароль Фрешетт ставили ещё в 2006 году и сейчас возвращаются с ее новой редакцией.


На сцене много бутылок с водой, постоянно слышится, как падают капли из как бы не до конца закрытого крана. В приглушенном свете квартира, в которой происходит действие, больше похожа на пещеру, в которой добровольно пребывает героиня неопределенного возраста, в бесформенном балахоне и ярко оранжевом парике. Это Беатрис, она хочет познать любовь, и потому дает объявление, в котором сулит мужчине вознаграждение, если он ей в этом поможет. По объявлению приходит Жан, который, в свою очередь, хочет заработать денег – он «ловец наград». Истории героев мы узнаем из их диалога. Беатрис, наследница почившего «мусорного» миллионера, с прической «принцессы», сидит на тридцать третьем этаже своего небоскреба и мучается от жажды – жажды любить и быть любимой, символом которой служит пустыня, являющаяся ей во сне. Жан, в ожидании своих «двадцаток», подает ей бутылку с водой и начинает рассказывать истории, потому что они – условие испытания, которое ему предстоит пройти, чтобы завоевать современную принцессу Турандот с её тремя загадками. Несуразные, оторванные от реальности, герои обращаются к эпизодам собственного рождения и детским травмам. Чувствуется некая архаика, парящая над героями – сказывается образ пещеры и разговоры о первоначале жизни, и завороженная Беатрис сдается Жану.

Второй акт зеркально отражает первый – теперь настает черед Беатрис расплатиться с Жаном и удержать его, пожертвовав собственной загадочностью и как бы отказавшись от титула принцессы. Сказка трансформируется в бытовую историю об отношениях запертых в одной комнате мужчины и женщины. Диалог двух одиночеств получается пластичным и не выглядит надуманным. Заслуга в этом, конечно, актеров, знающих правила этой трагикомической игры – режиссера Анны Вартаньян и Игоря Грабузова, нового лица спектакля, чьи уместная театральность и резкие движения держат зрителей в напряжении.

Декорации из пластиковых бутылок, исполняющих необычные функции кровати, песочных часов и подставок для свечей, как бы изображают искусственную жизнь на тридцать третьем этаже и противопоставляются воде, которая проходит лейтмотивом через весь спектакль, олицетворяя естественную силу любви, которую ищет героиня. Плавающие в ней свечки гаснут и тонут, но Беатрис до последнего верит, что видит огонек в глазах Жана. Удастся ли героям спасти друг друга, можно узнать на премьерных показах спектакля.

Параллелью над повествованием существует музыкальная тема Жана и Беатрис, манифестирующая историю их любви (или нелюбви, кому как придется по вкусу) – «Jigsaw Falling into Place» Radiohead. Появляющаяся дважды, в конце обоих актов, она оставляет послевкусие той самой борьбы реального с выдуманным, истины с любовью, мужчины с женщиной и резюмирует, что «всё встанет на свои места, как только болтовня утихнет».


Журнал Мост
Автор: Полина Тимонина

Наверх