«Любовь к трем апельсинам или к одному театру?»

Спектакль-шутка, полный импровизации «Любовь к трем апельсинам»

Весенняя погода в этом году навеивает грусть? Вот и принц Тарталья в спектакле «Любовь к трём апельсинам» тоже грустит, правда, уже 10 лет. Но актеры театра ЦЕХЪ знают, как разрушить любую хандру.

__________________________________________________________________________________________________

 Сказочная пьеса Карло Гоцци «Любовь к трем апельсинам» написана в конце XVI века и имеет свою легенду, согласно которой Гоцци поспорил с Карло Гольдони о том, что напишет пьесу с простеньким сюжетом, а та, в свою очередь, будет иметь большой успех. Так и случилось. Уже пять веков «Любовь к трем апельсинам» не сходит с подмостков театров всего мира. Её ставили и спектаклем, и оперой, а вот театр ЦЕХЪ сделал настоящий «спектакль-шутку, полную импровизации» — лебединую песню великой «Commedia dell’Arte».

театр цехъ импровизация спектакль

Уже пять веков «Любовь к трем апельсинам» не сходит с подмостков театров всего мира.

Итак, перед нами всем знакомый сюжет о царевне-несмеяне, простите о принце-несмеяне. Обеспокоенный затяжной ипохондрической болезнью своего единственного сына и наследника Тартальи (Арсений Воробьев), король Сильвий (Виктор Бугаков) решает его срочно лечить. По совету врачей единственно верное лекарство – смех. Верный слуга короля Панталон (Ольга Почуйко) предлагает план по спасению больного: устроить праздник веселья, главной звездой которого станет известный весельчак Труффальдино (Андрей Чулков). Устройство праздника король поручает своему первому министру Леандро (Максим Пономарев). Но у Леандро и племянницы короля Клариче (Ниёле Мейлуте) есть свои планы на королевство, да еще и помощник в их коварных замыслах злая колдунья Фата Моргана (Анастасия Чеха). Уморительный «Stand Up» Труффальдино веселит всех, кроме принца, он еще больше хнычет и плачет. И вот бедный король почти потерял всякую надежду на выздоровление сына, как тут же застигнутая врасплох за «горячими танцами» Фата Моргана вызывает у Тартальи звонкий смех. Обиженная колдунья проклинает принца на любовь к трем апельсинам. Зрителям предстоит узнать чем же закончится эта любовь.

театр цехъ спектакль импровизация

Несмотря на весь абсурд постановки, персонажи очень хорошо проработаны и осовременены. Все актеры играли ярко, до седьмого пота, отдавая всех себя без остатка, словно никого и не было на второстепенных ролях. Нечасто встретишь такой синтез и сцепку на сцене. Заводной Труффальдино, модный Stand Up комик, с намеками на афроамериканца. Хитрая Клариче ещё та рокерша. Милый принц Тарталья растекается по креслу в грязной ночной пижаме за просмотром телевизора. Принцессы, (Юлия Иванова) одна за другой, возникают перед зрителями с хриплым голосом «Воды дай!». Вот уж чего никак не ждешь от принцессы.

Принцессы, одна за другой, возникают перед зрителями с хриплым голосом «Воды дай!». Вот уж чего никак не ждешь от принцессы

Характеры героев также раскрывают костюмы и традиционные маски уличного итальянского театра, которые вносят свою особенность в спектакль: актерам приходится задействовать все своё мастерство, ведь в маске не так-то просто быть смешным.

В целом, первое действие получилось насыщеннее второго и по событиям, и по сценографии. Взять хотя бы декорации, которые сменяются один за другим, в то время как во втором действии открывается лишь пустыня из… макарон, словно детская песочница, и Ворота из паутины старых бабушкиных ниток. Такая динамика оправдана – спектакль не перегружает зрителя и не дает ему устать.

В репертуаре театра ЦЕХЪ достаточно много серьезных спектаклей, есть несколько детских, но «Любовь к трём апельсинам» единственная в своём роде. Спектакль полон импровизации, где актеры могут дать волю внутреннему «я». При этом импровизация — это большой труд и большая ответственность как актеров, так и осветителей и музыкантов, которые сделали настоящий рок на сцене. Все действия разворачиваются по определенному сценарию и ритму. В некоторых местах актер может отступить от схемы и внести что-то новое. Каждый раз, приходя на этот спектакль, вы можете, например, услышать уже совсем другие шутки Труффальдино, но сценарий и ритм всё равно сохранится.

Нелогичность, спонтанность и сумбурность – три кита этой постановки

Нелогичность, спонтанность и сумбурность – три кита этой постановки. На два часа можно стать отвязным подростком и посмеяться до слёз. Тут артист получает удовольствие от своей игры, а зритель заряжается позитивом. Жизнерадостный спектакль, который напоминает о любви к жизни и о том, что на депрессию времени нет.

В интервью нашему журналу, режиссер спектакля Михаил Каргапольцев отметил, что «хочется, чтобы зритель выходил отсюда с жизненными соками, а не с ипохондрией», и, как мне кажется, его цель вполне реализовалась.

__________________________________________________________________________________________________

Автор — Руся Голубенцева
Журнал Мост

Наверх