Спектакль «ТРОЯНКИ» 

Нельзя сказать, что пьесы древнегреческих авторов и, в частности, Еврипида не сходят с театральных подмостков Петербурга. Причина вполне ясна: в силу особенностей материала и очевидной сложности его адаптации для сегодняшнего зрителя, не каждый решится с этой стихией работать. Сегодня смелое предприятие затеяли в «Новом Императорском театре», актерская труппа которого еще со времен Театральной академии вынашивала идею постановки «Троянок».


Древнегреческая трагедия и русский театральный авангард

Действие пьесы происходит во втором тысячелетии до нашей эры, после окончания Троянской войны. Величественная Троя пала. Объятая огнём, она становится печальной декорацией для страшной человеческой драмы. Победители – ахейцы, греки делят между собой добычу. И всё бы ничего, если бы ценой не стала свобода – греки распределяли между собой не только предметы роскоши, но и побежденных людей. Славные мужи Трои: Приам и Гектор – повержены и мертвы, а их жены и дочери стоят на пороге еще одной личной трагедии – рабства. Истории этих знатных пленниц и рассказали артисты «Нового Императорского театра».

Психологизм и Евприпид

Глубокий психологизм Еврипида сталкиваясь со смелостью режиссера постановки – Олега Ерёмина и самоотдачей (если не сказать самоотверженностью) актёров дает зрителю сильнейший эмоциональный всплеск. Олег  Ерёмин и его труппа откровенны до крайности, работают на грани. Этого, разумеется, требует и сам еврипидовский текст.

Постановка греческая не только по содержанию, но и во многом по форме. Действие на сцене пронизано минимализмом, что не умоляет красочности художественного языка. Сценография не играет решающей роли в спектакле, ставка делается на игру артистов, которым удается в ряде удачных мизансцен увлечь нас в свой мир. Поиск новых форм упирается и в старые добрые традиции греческого театра. И речь тут идет не о масках, демонстрирующих в условиях плохой видимости какие эмоции испытывает актер. В постановке женщины неумело и как будто крайне болезненно передвигаются на пуантах. Быть может, режиссер делает отсылку на котурны – обувь на высокой платформе, часто используемая в древнегреческом театре. Кроме того, противоестественное передвижение актрис по сцене вполне себе тянет на метафору душевной боли и ломки, которые испытывают героини.

Что такое греческий театр?

Режиссер идет на откровенный диалог со зрителем, не жалеет его, но и не лжет. Греческий театр – это театр открытых эмоций, многим обывателям неудобных, и скидок тут ни для кого не предусмотрено. В целом, публика «Троянок»  — люди, подготовленные и интеллигентные, это ценители авангарда и жесткого психологизма. Условия эти, разумеется, условны. И хоть композиционно спектакль больше напоминает вневременной, чем исторический, без знаний основных вех Троянской войны и греческой мифологии будет непросто. И помимо того, чтоб отличать Менелая от Посейдона необходимо запастись изрядной долей внимательности. В первую очередь потому, что текст Еврипида создатели постановки оставили не тронутым, упрощать его и адаптировать совершенно справедливо отказались. Однако он вполне понятен интуитивно, но, повторюсь, при условии минимальной информированности о том, что происходит.

В спектакле есть всё, чтоб удивить, эпатировать зрителя и проникнуть в его сознание. Тут я убеждена: какой бы вердикт каждый из нас этой постановке не вынес, равнодушной она оставит меньшинство. Полагаю, что душевной и интеллектуальной глубины множества разумных должно хватить на то, чтоб на досуге поразмыслить о «Троянках», попробовать ответить на вопрос о сущности этой трагедии, решить, нужна ли она сегодня.


Журнал Мост
Автор: Фрау Кронек 

Наверх