Каково это, быть незрячим? 1,5 часа без зрения в проекте «Осязаемый Петербург»

Участники проекта с, добровольно лишившись главного органа восприятия мира, выясняют с помощью незрячего с рождения гида Алексея Орлова каким многогранным может быть мир звуков, запахов и ощущений. Своими впечатлениями делится Полина Яук.


Одним теплым летним вечером я неспешно бреду по парку и наслаждаюсь музыкой в наушниках. Я совсем ничего не замечаю, и зря. Не успела я как следует насладиться атмосферой умиротворения, как внезапно почувствовала удар в плечо и услышала резкое: «Смотри куда идешь. Ты что, слепая?» от какого-то незнакомого юноши. Стало безумно обидно. Подумаешь, замечталась, не заметила. Это ведь он несся, словно олимпийский чемпион к финишу, а не я.

А что, если бы я и правда была слепой?

Интересно, а как же живут, да ладно живут, просто выходят на вечернюю прогулку действительно слепые люди? Спустя полгода мне удалось испытать это на собственном опыте.

«Не стоим на месте, двигаем вдоль поребрика,» — громко, словно воспитатель детсада перед группой, говорит Алексей и устремляется вперед по дорожке парка на Горьковской. Я его не вижу, только слышу. Как и мои сегодняшние товарищи, добровольно ослепшие на пару часов. Мы ведем себя как дети: суетимся, спотыкаемся, то разбредаемся в разные стороны, то сбиваемся в кучу, толкаем друг друга и не даём экскурсоводу пройти. А еще кричим, громко и нервно смеемся и, наверняка, привлекаем к себе внимание людей. И правда, привлекаем. Где-то справа слышен звук шагов по гравию и голос женщины: «Видишь, как слепые ходят?»

blind слепые экскурсия

Алексей беззлобно говорит: «Вот так всегда, а это можно было бы обсуждать и не так громко». Он вообще много разговаривает: подбадривает нас, смеется, спрашивает о самочувствии. Алексей незрячий гид из проекта «Осязаемый Петербург». А я одна из его экскурсанток.

Трость — часть руки

Он встретил нас на станции метро Горьковская возле Первой полосы, объяснил, как пользоваться тростью. Фраза «Трость часть руки, она впереди ног, а не сзади» сопровождала нас всю дорогу. Затем на моих глазах очутилась повязка и мир изменился. Вот ты читаешь Хулио Кортасара в вагоне метро, пританцовывая, минуешь переход, незаметно для себя преодолеваешь эскалатор, выходишь на улицу. А тут раз — и тьма. И больше никаких книжек, обмена улыбками со случайными пассажирами и улицы никакой. Вернее, улице есть, вот она: кричит, шуршит, хохочет, отзывается трубой и гулом машин. Но только она там, а ты здесь, под темной повязкой.

«Так, первой у нас пойдет Наташа. Где Наташа?»
Я чувствую, как плечо подруги выскальзывает из-под моей руки, и нервно переминаюсь с ноги на ногу.
«Сейчас пойдем, постройтесь», — инструктирует нас Алексей, а меня охватывает паника.
«А куда пойдем-то?»- откликаюсь я.
«Это кто говорит? Полина? Пойдешь за Наташей. За Полиной Женя, за Женей Тамара, за Тамарой Ольга».
«Я не хочу идти последней», — говорит Оля. Если я не ошибаюсь, то Ольга красивая светловолосая уверенная в себе молодая женщина. Сейчас ее голос звучит как у ребенка, чья очередь в кассе уже подходит, а отлучившаяся мама пока не появилась.
«Ладно, Ольга пойдет перед Тамарой. Прямо женское царство какое-то! Девочки, берем друг друга за плечи и не отстаем»,
— экскурсовод идет вперед и наша компания, хихикая и спотыкаясь, следует за ним.

blind слепые экскурсия

Когда ты держишься за другого человека, все происходящее напоминает игру. Да, под ноги попадаются неубранные дворниками, никак не ожидавшими снегопада в апреле, замерзшие кучки грязи; один раз мой сапог с размаха упирается во что-то твердое, но идти не сложно: плечо впереди идущего экскурсанта придает уверенности. Но ненадолго. Спустя примерно 100 метров, асфальт уступает место не самой чистой плитке (песок неприятно шуршит под каблуком), а затем гравию. Начинается реальность.

«А я гид-самоубийца. Иду себе и иду»

«В какой стороне метро?»- судя по голосу, Алексей где-то в нескольких метрах от меня.
«Справа?» «Слева?» «Да, слева», — выдыхаю и неуверенно прислушиваюсь. Слева шумят машины.  — «Метро справа».
«Правильно», —
по голосу понимаю, что Алексей доволен. — «Ну, а теперь самое интересное. Пробуем идти самостоятельно».

Делаю шаг, второй, третий: ощущение пребывания в невесомости. Звуков слишком много. Хочется отключиться от всего окружающего мира и просто спокойно идти или практически ползти по течению. Мерное «тук-тук-тук» трости успокаивает и подсказывает, что я иду правильно, вдоль паркового заборчика. Правда, прогулка по парку не располагает к медитации, если ты ничего не видишь. Я чувствую, что на меня натыкается Евгения и ускоряю шаг. В следующее мгновение я слышу недовольное «Ай» от Наташи и понимаю, что наступила ей на ногу.

«Если вам наступают на ноги, это ваша проблема. Нужно идти быстрее», — комментирует Алексей.
«А как же вы сами идете без трости?»
«А я гид-самоубийца. Иду себе и иду».

Экскурсанты становятся увереннее, разговаривают, смеются. И я постепенно привыкаю к новой реальности. Слышу, как мимо прошла группа детей с родителями, как играет музыка в кафе, как звенит назойливое пиликанье светофора, чувствую холодный ветер с Невы.

«Надо же, Петропавловская крепость совсем недалеко, нужно только идти прямо», — радуюсь я своему неожиданному умению ориентироваться.
«Что ж, это не так уж сложно», — думаю и тут же оступаюсь.

Рассеянность не лучшее качество незрячего человека. Уже потом я поняла, что потеряла заборчик, вдоль которого мы шли, поставила трость в сугроб и элегантно последовала за ней. Перед падением я лишь почувствовала пустоту, внезапное обилие снега и оказалась на земле.

«Сядь за столик при помощи рук и никого не сбей в проходе»

Признаюсь, я немного сжульничала. Осознав, что поиск дорожки с закрытыми глазами пока недоступный мне высший пилотаж, я немного сдвинула повязку и вернулась к группе. Опьяненные новыми ощущениями, экскурсантки как раз остановились и перестраивали нашу группу на новый лад.

«Кто пойдет первым?», — спрашивает Алексей и перечисляет имена окружающих. — «А пусть пойдет Полина».
«Это не самая хорошая идея», — смеюсь я. — «Я только что упала и запросто заведу нашу компанию куда-нибудь не туда».
«Споткнулась и упала? Ты меня хоть перед СМИ не позорь, у меня еще никто никогда не падал. Иди сюда, пойдешь первой», — твердая рука Алексея нашла мою и уверенным движением потянула вперед.

blind слепые экскурсия

Как ни странно, идти первой оказалось проще: никто не мешает ощупывать тростью окружающее пространство, да и Алексей помогает, то и дело иронично спрашивая, не потеряла ли я забор на этот раз. Помимо ориентирования, самым сложным за время прогулки, оказалось надеть на ходу перчатки, которые, конечно, лежали на самом дне сумки. А впереди нас ждала осада Бургер Кинга с удивительным квестом «сядь за столик при помощи рук и никого не сбей в проходе», игра «угадай предмет по запаху» и живая беседа.

«Алексей, насколько доступны бассейны и фитнес-центры?», — интересуюсь я.
«Любой каприз за твои деньги. Если ты покажешь, что состоятельный и самостоятельный, тебя везде пропустят».
«Тоже самое с барами и кафе?»
«Ну да, мы же сейчас сидим в кафе. И вообще, если ты крикнешь «налейте мне водки» и покажешь портмоне, то тебе все двери открыты», — смеется гид и добавляет, — «Поворачивайте, пожалуйста, голову в мою сторону, когда говорите».
«А как вы относитесь к помощи?», — спрашивает моя соседка слева.

Алексей снова улыбается: «Хорошо отношусь. Конечно, не подбегаю к каждому прохожему и не прошу перевести через дорогу бедного незрячего музыканта. Люди у нас хорошие. Иногда стоишь у метро, ждешь кого-нибудь, приходится даже трость убирать. Человек 12 за час подойдут. Первым четырем ответишь вежливо, а на пятого рявкнешь. И не хорошо, человек же с добрыми намерениями к тебе идет».

«А тяжело ли в общественном транспорте ездить?», — раздается вопрос с другой стороны стола.
«А вот приходите на двухчасовую экскурсию и узнаете. Ради особых любителей экстрима можем даже спуститься в метро». 

Группа заливисто смеется.

Полтора часа своей жизни в темноте

Я рада, что мне удалось познакомиться с Алексеем и прожить полтора часа своей жизни в темноте. Я многое узнала. Например, что закусочные с фаст-фудом можно найти издалека (фритюр очень противно и резко пахнет), что подниматься по ступенькам в кафе опасно и сложно, и что холод почему-то не так чувствуется, когда ты не видишь снега. Признаться, я так и не смогла найти ответ на вопрос «что бы было, если бы я была слепой?», но я нашла ответ на другой вопрос: «что бы я ощущала?». Удивительно, но когда повязку сняли, и я увидела грязный и угрюмый парк, то поняла, что в моем воображении он был куда уютнее и ярче. Слепые люди порой и правда видят больше нас.


Автор: Полина Яук
Фотографии: Екатерина Бондарь
Журнал Мост

Наверх