“СЛУЧАЙНОСТЬ КАК ПРИЁМ”: НОВЫЙ ФИЛЬМ КВЕНТИНА ТАРАНТИНО “ОДНАЖДЫ В… ГОЛЛИВУДЕ” ОТ ПРОЕКТА “КАРО.АРТ”

8 августа в российский прокат вышел девятый фильм Квентина Тарантино “Однажды в… Голливуде”. Критики уже назвали эту картину одной из лучших работ режиссёра в XXI веке. Журналу МОСТ удалось побывать сразу на двух премьерах – в Казани и Санкт-Петербурге (КАРО.Арт) – и своими глазами увидеть новую классику американского кинематографа.

Из Петербурга: Лиза Матросова


Случайность как приём

Поклонникам творчества Тарантино давно известно, что все его картины образуют одну вселенную. Речь идет не только о взаимосвязях между персонажами, но и о кочующих из фильма в фильм образах. Например, на ум сразу приходят сигареты несуществующей марки “Red apple”: их курят герои “Криминального чтива”, они появляются в “Убить Билла” и, если вы дождётесь сцены после титров “Однажды в Голливуде”, то увидите рекламу этой марки в великолепном исполнении звезды вестернов Рика Далтона (Леонардо ДиКаприо).

Но подобные взаимосвязи — не единственное, что позволяет говорить о едином художественном мире режиссёра. Уже в ранних картинах Тарантино царит случайность. В том же “Криминальном чтиве”, несмотря на сложность киноповествования, судьбу героев решает именно случай. Герой Сэмуэла Л. Джексона воспринимает пролетевшую мимо его головы пулю как знак свыше и решает навсегда отойти от тёмных дел — и это лишь один пример из множества. Организующая повествование цепочка случайностей — та самая фишка Тарантино, благодаря которой зритель не может оторваться от экрана, несмотря на объёмный хронометраж.

С одной стороны, случайность предоставляет богатый выбор неожиданных сюжетных ходов, ведь это только в массовом кинематографе зритель наперёд знает развитие событий или, по крайней мере, может о них догадываться. С другой стороны, режиссёр (он же сценарист), мастерски овладевший приемом случайности, наделяется особыми полномочиями, а именно правом художественно переписать реальную историю.


Мы знаем, как и когда закончилась Вторая мировая война и как и когда было отменено рабство в Америке. Но что мешает предположить, что случайность, вмешавшаяся в естественный ход событий, может привести к совершенно иному ходу истории? Именно это мы видим в “Бесславных ублюдках (2009), “Джанго освобождённом” (2012) и “Однажды в… Голливуде” (2019), где Тарантино предлагает альтернативный финал событий.

Нашумевшая премьера стоит несколько отстраненно в этом ряду: Тарантино меняет финал истории, которая известна далеко не всем. 8 августа 1969 года актриса Шерон Тейт (жена режиссёра Романа Полански) и её друзья были зверски убиты членами секты “Семья” Чарльза Мэнсона. На первый взгляд, это страшное событие не имеет такого крупного масштаба, как Вторая мировая война или постыдная страница в истории американского народа. Это во многом личная история, известная не каждому зрителю. Тогда почему Тарантино выбрал именно этот эпизод из жизни Голливуда?

Преступление, совершенное “Семьей” Чарльза Мэнсона, стало поворотным в культуре США 60-х годов. В сущности, оно стало точкой в оптимистичных настроениях Америки того времени. Таким образом, здесь Тарантино так же, как и в предыдущих картинах, обращается к кризисным или переходным моментам истории.

“Однажды в… Голливуде” Тарантино назвал своим признанием в любви Голливуду его детства. Действительно, фильм буквально дышит теплом и золотыми красками, как всякие счастливые воспоминания. Разве здесь может произойти что-то страшное, что испортит эту светлую ностальгическую картину? Поистине, альтернативный финал кажется немного сказочным: добро побеждает зло, хотя, конечно, добро здесь тоже особенное, тарантиновское (в лице героя, когда-то убившего свою жену). Пожалуй, это уникальный фильм во вселенной режиссёра, финал которого может вызвать грусть из-за реальных событий 1969 года, которых Госпожа Случайность, увы, не предотвратила.


Из Казани: Ксения Ненова

Однажды… в 1969

Квентин Тарантино, пожалуй, является одним из немногих ныне живущих режиссеров, чьи работы способны найти отклик как у взыскательного киногурмана, так и у массового зрителя. 8 августа состоялась долгожданная премьера девятой кинокартины Квентина “Однажды в… Голливуде”. 

Солнечный Лос-Анджелес 1969 года с размеренным ритмом жизни и жгучим привкусом ярких надежд и свободы. Рик Далтон в исполнении Леонардо Ди Каприо пытается догнать постепенно уходящий поезд некогда успешной актерской карьеры. Его закадычный друг — живущий в трейлере и, по слухам, убивший свою жену каскадер Клифф Бутт (Брэд Питт). Вместе они делают попытки удержаться на плаву в условиях меняющегося Голливуда.

А по соседству с небольшим коттеджем отчаивающегося Далтона живёт эмигрант из Польши — многообещающий режиссер Роман Полански с супругой — жизнерадостной белокурой актрисой Шерон Тэйт. В исполнении Марго Робби она получилась настолько светлой и чистой, что, зная дальнейшее развитие событий, становится очень жутко. Она подвозит на своем кабриолете незнакомку-хиппи, ходит в кинотеатр посмотреть, нравятся ли зрителям фильмы с её участием.

Пара Романа Полански и Шэрон Тейт является неким олицетворением новой эпохи Голливуда, символом новых надежд в то время, как стареющий и страдающий от алкоголизма Рик Далтон — символ «вестернового» Голливуда, которому, увы, суждено остаться в прошлом.


Действие фильма расслабленное и неторопливое, здесь отсутствует нелинейная хронология, которая типична для прежних тарантиновских работ. Это скорее ностальгия по ушедшей эпохе, нашедшей отклик в сердце режиссера (даже несмотря на то, что самому Квентину в ту пору было всего семь лет). По его собственному признанию, в рейтинге своих работ, он поставил бы “Однажды в Голливуде” вслед за “Криминальным чтивом” — признанным культовым трофеем девяностых.

По радио звучат Beach Boys, улицы Лос-Анджелеса освещены неоном, длинноволосые девушки-хиппи в вязаных топах, усы и гавайские рубашки. Глядя на это, совсем не хочется верить, что этим же летом суждено произойти трагическим событиям, известным любому американскому зрителю — убийству Шэрон Тейт “Семьей” Чарльза Мэнсона.


Причина покушения на жизнь знаменитостей до неприличия проста и пропитана максимализмом, присущим подросткам, кем, впрочем, и являются члены коммуны. Они хотят показать настоящую жестокость тем, кто в кинофильмах учил жестокости их самих.

Однако в мире Тарантино события берут совершенно иной курс. Как и в “Бесславных ублюдках” и “Джанго Освобожденном” протагонисты учиняют кровавую расправу над антагонистами. Таким образом, перед зрителем предстает новая альтернативная история.


Редактор (Петербург): Карина Сиразова

Редактор (Казань): Лиза Матросова

Наверх