“ТАЛАНТ ДИЛЕРА”: ПОЧЕМУ СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО СТОИТ ТАК ДОРОГО

Само название такого явления, как арт-рынок, сразу окутывает нас таинственным ритуалом: посещение богемной галереи с бокалом дорогого шампанского, где человек с молоточком в руке динамично проговаривает предлагаемые суммы за лоты. И почему люди готовы отдавать такие крупные суммы за какое-то “старьё” или “современную мазню”, да и ещё по рекомендации незнакомого человека, называющего себя искусствоведом? Журнал МОСТ углубился в теоретические аспекты арт-рынка и выяснил, как на самом деле происходит ценообразование на рынке искусства.


Для начала следует прояснить несколько терминов, которыми оперируют знатоки художественного рынка.

Арт-дилер – человек или компания, которая покупает и продаёт произведения искусства.

Арт-рынок – система социокультурных и экономических отношений, связанных с товарооборотом произведений искусства и услуг по исполнению художественных работ. Он является важным компонентом культуры – формирует материальную основу для развития искусства, существенно и разносторонне влияет на создание, распространение и бытование художественных произведений.

Аукцион – публичная продажа товаров, ценных бумаг, имущества предприятий, произведений искусства, и других объектов, которая производится по заранее установленным правилам аукциона.

Лот – единица купли-продажи во время торгов на аукционах, биржах.

Провенанс – история владения художественным произведением, предметом антиквариата, его происхождение.

Историческая эволюция арт-рынка представляет особый предмет исследовательского анализа, в котором выделяют два этапа: до-рыночный и рыночный. На первом этапе сделки совершались стихийно, свободно и без участия большого количества посредников. Были распространены такие формы передвижения произведения искусства, как дарение, обмен, заказ. Отсутствовала чёткая структура функционирования художественного рынка, из-за чего процесс выстраивания инфраструктуры шёл довольно медленно. Вместе с тем восприятие искусства тяготело к классическим канонам, больше склоняясь к духовной ценности произведения.


На втором, рыночном этапе произошла смена мировоззренческих установок, отражающих картину мира нового человека. На арт-рынке теперь выстраивается определенная система отношений и чёткое правовое регулирование. Важную роль играют арт-дилеры, занимающие центральное положение между художником и покупателями. Исследователь арт-рынка Анна Арутюнова отмечает, что успех на художественном рынке, в первую очередь, теперь зависит не от таланта художника, а от таланта дилера.

Рыночная система закрепилась практически во всех сферах жизни. Можно сказать, что она стала новым двигателем цивилизации и все больше переплетается со сферой культуры, порождая новые формы взаимодействия. К такому противоречивому “сотрудничеству” и стоит отнести арт-рынок, который с развитием истории трансформируется, расширяет сферу своего влияния, находясь в беспрерывном диалоге с культурой. 

Со второй половины ХХ века на Западе началась активная коммерциализация общества, появляется “массовая культура”. Данная проблематика становится предметом исследования Франкфуртской школы (критическая теория современного общества, разновидность неомарксизма), возникшей в 1930 году. Её представители (Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Эрих Фромм, Вальтер Беньямин) высказывают мысль о том, что “современное общество технократично и существует за счёт распространения ложного сознания посредством СМИ, а также популярной культуры”.

Все это оказывает заметное влияние на последующее развитие искусства. Анна Арутюнова в своей книге “Арт-рынок в XXI веке: пространство художественного эксперимента” отмечает, что коммерциализация искусства во многом способствовала изменениям привычного функционирования арт-рынка и внутреннему расколу, в результате которого возникли споры о том, как именно должны взаимодействовать произведения искусства с деньгами. Под коммерциализацией искусства, прежде всего, понимаются последствия перехода к рыночной экономике, повлекшие за собой трансформацию духовного восприятия произведений искусства в сторону материального. И в современных реалиях в общемировом пространстве арт-рынка наблюдается активная борьба с данным явлением, в котором одни видят негативные последствия, а другие отмечают появление новых возможностей.


Более того, выделяется два противоположных подхода к изучению арт-рынка, каждый из которых признает либо главенство искусства над рынком, либо доминирующую позицию рынка над искусством. Однако вряд ли в данном вопросе можно принять одну из сторон, ведь специфика арт-рынка и заключается в смежном положении данных понятий. Также Арутюнова отмечает, что искусство становится предметом спекуляции, привлекая к себе всё больше людей, способствующих обесцениванию его непоколебимых столпов. Однако важно отметить, что оно не утрачивает свои позиции, приспосабливаясь к определённым условиям и изобретая новые способы по отображению действительности.

В Советском Союзе же долгое время царила атмосфера тоталитарного равенства, где не было места свободной конкуренции, и идеология определяла художественную ценность тех или иных произведений искусств. Поэтому можно сказать, что художественный рынок в то время замещал идеологический рынок, финансируемый государством. Представители официальной культуры в СССР подчинялись государству и работали на благо идеологии. Но можно ли в таком случае плоды их деятельности называть произведением искусства, являющимся частью культуры, ведь сама по себе культура не может чему-либо подчиняться и следовать четко указанному курсу?

Безусловно, среди них были талантливые художники, поэты и музыканты, но все же вряд ли их можно назвать теми, кто формировал и двигал культуру вперед. Скорее, они были теми, кто пел оды настоящему, не заглядывая в будущее. А, как известно, долгое топтание на месте обрекает на непроизвольную стагнацию. Любому живому организму необходима не просто подпитка, а полноценное питание, способное обеспечить дальнейшее движение.

Художественный рынок в ходе своего развития переживал расцвет и упадок, и начало нового столетия ознаменовано установлением нового ценового рекорда – картина Пабло Пикассо “Мальчик с трубкой” на аукционе Sotheby`s преодолела отметку в 100 миллионов долларов. Стоит отметить изменения в соотношении нового и старого искусства – с этого времени в мировом масштабе растёт спрос на работы современных художников, высказывающихся в более радикальной форме в своих работах. В условиях постиндустриального общества художникам всё сложнее не столько заявить о себе и найти своё место в арт-сообществе, сколько распознать истинное искусство среди огромного количества других творцов.


Проанализировав рейтинг самых дорогих ныне живущих художников, можно отметить, что в их творчестве нет общей направленности, все они являются представителями разных художественных стилей. Таким образом, можно выявить некую тенденцию персонализации искусства, когда каждый художник стремится показать своё уникальное видение, обособившись от общего художественного пространства, в то же время оставаясь в его контексте. И всё же развенчивание рыночной системы становится одной из центральных тем в творчестве современных художников в мировом масштабе. 

Однако, попав в рыночный оборот искусства, их работы сами могут оказаться в роли коммерческого продукта. Как отмечал советский искусствовед Шмит, все циклы развития искусства решали те или иные проблемы, где каждый последующий развивается в два раза быстрее, в результате чего должен был наступить конец развития искусства. К примеру, искусство эпохи Возрождения занимается решением проблемы передачи пространства, реализм решает задачу передачи движения, импрессионизм – света. И, размышляя о том, какую проблему решает современный цикл развития искусства, можно предположить, что оно занимается не столько поиском новых способов передачи действительности, сколько осмыслением своего места в условиях коммерциализации искусства.

Арт-рынок всё больше воспринимается как сугубо экономическая область, где доминируют финансовые механизмы, так как подавляющая часть покупателей интересуется инвестиционным потенциалом предметов искусства, а не их эстетической составляющей. Об этом говорит то, что в последние десятилетия наметилась тенденция приобретения работ известных художников медийными личностями для повышения своего социального статуса. В социологии данное явление называется “эффект Веблена”, то есть демонстративное потребление недоступных большинству благ с целью повышения своего социального статуса. В данном случае чрезмерно высокая стоимость, наоборот, повышает уровень интереса потребителей. Однако особенность арт-рынка заключается в том, что его дальнейшее развитие практически невозможно предугадать и спланировать, потому что он напрямую зависит от культурных, экономических и политических процессов. Вероятно, данный факт указывает на трансформацию восприятия произведений искусств и приобретение ими новых функций.


Немецкий философ и социолог Зиммель в своем труде “Философия денег” дал следующее определение ценности: это фиксируемая дистанция между объектом и субъектом, чье вожделение фиксирует эту дистанцию и стремится преодолеть её. Стоит отметить природную субъективность понятия “ценность”. К примеру, во время аукциона каждый его участник за определенное произведение искусства готов отдать сумму, продиктованную, в первую очередь, его желанием приобрести лот. Таким образом, вокруг произведения искусства создается некий ценовой пузырь, равный его ценности лишь с точки зрения покупателя. Поэтому ценность представляет собой довольно неустойчивую форму, способную проявиться лишь спустя время.

Французский социолог, философ Пьер Бурдьё отмечал, что “мир искусства – это место, где постоянно порождается ценность произведений искусства и вера в эту ценность”. Действительно, важно подчеркнуть, что понятие ценности базируется, прежде всего, на вере, в дальнейшем переходящей в денежный эквивалент. Можно сделать вывод, что ценность является результатом влияния произведения искусства на зрителей через определенную форму представления. И она может колебаться в зависимости от степени интереса зрителей, то есть ценность и цена на художественном рынке – это две параллельные прямые, которые в данном контексте не могут пересечься.

Специфика рынка искусств заключается в том, что не существует ясной методологии по определению стоимости произведения искусства, так как есть слишком много факторов, влияющих на неё: к ним можно отнести инфляцию, общий рост или падение экономики, интерес к определенному жанру, художественному направлению. Теоретик культуры Дидрих Дидерихсен предлагает стоимостный анализ произведения искусства, используя фундаментальные марксистские понятия. Стоимость произведения искусства, по его мнению, можно рассчитывать начиная с того, сколько лет художник потратил на обучение в художественной школе. Также в рамках своей концепции он выделяет такое понятие как “метафизический индекс”, под которым подразумевает уникальное явление, влияющее на ценообразование в сфере искусства, где “подлинный материал оригинала до некоторой степени исчез, и художественный объект превратился в нечто наподобие метафизического индекса”.

Говоря об общих тенденциях ценообразования на арт-рынке, необходимо подчеркнуть, что цена основывается на фактах биографии художника, технических характеристиках и уникальности работы. Однако в отношении современного искусства данный способ весьма условен и нет гарантии, что произведение искусства будет продано за вычисленную сумму, если к нему отсутствует покупательский интерес. Таким образом, мы приходим к выводу, что в данной сфере отсутствует определенная методология ценообразования, благодаря которой художественный рынок и выбивается из общего экономического контекста.

Обращаясь к вопросу о том, есть ли чёткая граница между искусством и рынком, Изабель Грав в своей книге “Высокая цена: искусство между рынком и культурой знаменитости” заявляет, что “эти сферы тесно переплетены между собой, но в то же время стремятся друг от друга оттолкнуться”. С данной точкой зрения можно согласиться, так как при попытках их разграничить, они порождают все больше путей для дальнейшего развития обеих областей, образуя при этом единое поле деятельности.

Автор книги также уделяет большое внимание изучению личности и поведению художника в обществе, указывая на то, что его творческий успех всё больше зависит от того, как он себя преподносит в социуме. Действительно, значительное влияние СМИ в обществе подводят деятелей искусства к тому, что их публичный образ или его отсутствие становится частью их творчества. Здесь важно отметить, что без необходимой инфраструктуры невозможно полноценное функционирование арт-рынка, ведь именно она способствует мобильности произведений искусства на рынке. Если до прихода рыночных механизмов главенствующие роли в купли-продаже принадлежали художнику и покупателю, то на сегодняшний день ключевые функции в работе арт- рынка выполняются посредниками: галереями, дилерами, ярмарками.

Таким образом, мы наблюдаем тенденцию разделения труда, постепенно пришедшую в сферу художественного рынка в рамках рыночной экономики. Это привело к возникновению более сложных связей, в результате которого, к примеру, организация выставок становится прерогативой кураторов, обладающих особыми знаниями в области маркетинга, смещая роль художника с главенствующего положения. Каждый этап продвижения произведения искусства от его создателя или продавца до покупателя проходит через несколько инстанций, занимающихся как правовыми вопросами сделки, так и прикладными, например, хранением и перевозкой.

Главная особенность арт-рынка заключается в том, что в денежный эквивалент, в первую очередь, конвертируется в символическое значение произведения, а не в ресурсы, потраченные на его создание. Именно поэтому для полноценного функционирования локального рынка искусства необходимо признание ценности этих символов внутри государства, ибо в противном случае вся создаваемая культура будет направлена на экспорт. А это может привести к утечке творческих, интеллектуальных ресурсов за рубеж и внутреннему застою.

Важно создать систему, обладающую необходимой инфраструктурой по сохранению культурной самобытности и поддержке современного искусства, являющегося в своей сущности отражением национальной идентичности. В частности, уровень развития местного арт-рынка является показателем того, как себя чувствует культура на данный момент: какие она переживает трудности и в каком направлении она двигается. Приоритетные пути развития арт-рынка каждой страны диктуются, прежде всего, её культурным кодом, необходимым для вхождения в международный контекст. И при данном переходе крайне необходимо участие институций, способных перенести региональные особенности на мировую сцену на понятном для всех языке без потери смысловых связок. Поэтому важно отметить, что арт-рынок, являясь частью культуры, во многом от неё зависим, и они находятся в постоянном диалоге между собой.


Автор: Зарина Ахметзянова

Редактор: Ксения Попова

Наверх