СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО И МЕЖРАСОВОЕ ЕДИНСТВО: О ФИЛЬМЕ “СКВОЗЬ СНЕГ” ПОНА ДЖУН ХО

Не так давно весь мир восхищался последней работой корейского режиссера Пона Джун Хо – “Паразиты”, собравшей множество наград и впоследствие номинированной на Оскар. Чествуя мастера, кинотеатры запустили показ его фильма 2013 года “Сквозь снег”, который уже приобрел статус культового.



“Сквозь снег” – первый англоязычный фильм режиссера, снятый в жанре постапокалиптического триллера. В основе сюжета лежит французский графический роман Жака Лоба и Жан-Марка Рошетта. Уже 17 лет мир погребен под снегом в результате техногенной катастрофы. Остатки человечества ютятся на металлическом ковчеге – поезде, мчащемуся по трансконтинентальной железной дороге и совершающему полный оборот за календарный год, возвращаясь в исходную точку. Мы видим многонациональное общество, поделенное на классы: обеспеченные пассажиры, элита едут с комфортом в передних вагонах состава, бедняки, если не сказать нищие, вынуждены влачить своё существование в тесноте вагонов в хвостовой части поезда. Именно здесь копится напряжение, нарастает волнение, что в итоге приводит к вооруженному конфликту класса обездоленных и правящей верхушки.


“Сквозь снег” умело притворяется образцом жанрового кино. Но в итоге оказывается притчей. Поначалу зритель четко может провести границу между хорошими и плохими. Кертис, которого играет Крис Эванс, является движущей силой восстания, а Гиллиам (Джон Херт) – ее духовным лидером. Они стремятся добиться справедливости для угнетенных людей, равного распределения ресурсов. Министр Мейсон (Тильда Суинтон) с противоборствующей стороны твердит о необходимости соблюдать порядок и дисциплину, так как это, по её мнению, есть основа всего сущего, единственное, что позволяет сохранить жизнь всем людям на этом поезде. Главного злодея – мистера Уилфорда (Эд Харрис) – зритель видит лишь в конце повествования, и он страшен, прежде всего, обыденностью зла. Зло здесь не эфемерно, а вполне реально и буднично. Оно готовит обед для дорогого гостя, попутно размышляя о том, сколько человек следует оставить в живых в честь празднования Нового года по новому исчислению.


Мистер Уилфорд – признанный гений механики, тот, кто изобрел локомотив, вместивший в себя последних людей, таким образом, спасая их. Но люди для него являются лишь деталями, которые он использует для того, чтобы поезд продолжал свой ход. Произнося убедительные речи о том, что у каждого есть своё предназначение, злодеи умело манипулируют подвластными им людьми, подкрепляя свои слова жесточайшими наказаниями. Неудивительно, что такое правление провоцирует низший класс на восстание. Условно положительные герои готовы пойти на все, чтобы освободиться из-под гнета Уилфорда и добиться блага для своих людей. Они лгут, предают и убивают.


Несмотря на фантастический антураж, история как никогда близка к действительности. В этом замкнутом пространстве зритель с легкостью узнает социальные механизмы реального мира. В собирательном образе министра Мейсон прячутся черты печально известных диктаторов нашей реальности. Колоритные второстепенные персонажи уже ближе к воображаемому миру.


Более того, создается впечатление, что героев буквально выдернули из разных жанров. Зритель встречает Эдгара – сподвижника Кертиса. Его персонаж обозначен лишь штрихами. Но в предложенных обстоятельствах его немногословность и недвусмысленность эмоционального ряда звучат хоть и лаконично, но завершённо. Как если бы его создал следующий герой – Художник. Он является наблюдателем и тем, кто запечатлевает происходящие события, фокусируя внимание зрителя на определенных моментах творящейся здесь и сейчас истории. Динамику напряженным сценам придает целый ряд интересных характеров: Грей – безмолвный боец в татуировках, словно герой фильма про восточные единоборства, корейский специалист по безопасности, инженер Намгун Мин Су с дочерью – простоватые, склонные к пагубным пристрастиям личности. За их кажущейся простотой кроется хитрость, изворотливость и пытливый ум.



Жители хвостовых вагонов говорят на разных языках, отличаются друг от друга цветом кожи и обладают разными историями в прошлом и мотивами в настоящем. Но они объединены одной целью – пробиться в передние вагоны, в святая святых, к Двигателю. Страдания их теперешней жизни стерли все воспоминания о былом. Грязь, пот и кровь сравняли цвет их кожи. Все это превратило их в одну расу, движимую одним – яростью. Ярость – топливо, которое приводит их в движение. Для передних вагонов важно сохранить устоявшийся порядок, ведь их все устраивает. Для них есть жизнь, пока поезд находится в движении. Двигатель – сердце поезда, обладающее божественными качествами. Именно рядом с ним находится единственное место, где человек может побыть наедине с собой и возможно услышать голос свыше. Правда, скорее всего, голос этот будет его собственным, просто он его никогда не слышал, ведь он постоянно заглушён гулом чужих голосов. Именно здесь Уилфорд практически обращает одного из ключевых персонажей в свою веру.


Двигатель священен. Здесь царит тишина, покой и умиротворение. Интересным образом показана сцена драки Намгун Мин Су сначала с обезумевшей толпой, а затем с убийцей Франко Старшим. Сцена снята дальним планом, а звуки не доносятся до слуха. Обилие сцен кровопролития и степень их жестокости может шокировать неподготовленного зрителя. Однако любителю азиатского кинематографа придётся по вкусу поэтичная свирепость и первобытные драки на ножах под музыкальное сопровождение, достойное концертного зала.


Интересен ход развития сюжета. Герои раскрывают одну тайну за другой, двигаясь из вагона в вагон. За первой кульминацией следует вторая и третья. Финал истории намеренно отодвигается, и зрителю остаётся только держаться крепче на особо резких поворотах. Фильм оставляет зал в заложниках до самого финала. Все без исключения герои фильма также являются заложниками – поезда.


Детей благополучного слоя общества с детства учат свято чтить Двигатель и его Создателя, превращая их в религиозных фанатиков. Детей угнетённого класса держат в неведении, умело поддерживая градус напряжения. В будущем дети встретятся, и каждая сторона будет убеждена в своей правоте.


Общество нового мира подвержено строгой иерархии. Каждый индивид находится на своём месте и выполняет определенную функцию. Человечество становится механизмом, в котором не остаётся ничего человеческого. Для того чтобы вновь стать человеком и сохранить человечество, необходимо нарушить устоявшийся порядок, выйти за рамки схемы. Возможно, для этого требуется сойти с поезда.



Автор: Настасья Ширшова

Редактор: Владимир Большаков

Наверх