Недетские книжки

Сегодня на рассмотрении – жанр «young adult» в литературе. Принятый в российской традиции вариант перевода – «литература для подростков». Но за этим прозрачным названием скрываются подводные камни, о которых вам расскажет журнал Мост.


Законы и границы:
от 12 до 18 лет

Дело в том, что понятие «подросток» в разных странах предполагает разные возрастные рамки. В Европе и США потенциальными читателями жанра «young adult» считаются лица в возрасте приблизительно от 12 до 18 лет. У нас же случился досадный парадокс: с одной стороны, подростковая литература близко примыкает к детской литературе, ограничивая возраст ее читателей 16 годами, с другой стороны, не так давно принятый закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» вынуждает российских издателей на многие признанные произведения мировой подростковой литературы вешать ярлык 16+ и 18+, сводя категорию читателей этого жанра до нуля.

ПОДПОЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА И ТАБУИРОВАННЫЕ ТЕМЫ

На пути у этого сейчас столь популярного жанра всегда стояло немало препятствий. Начнем с того, что литература для подростков не может возникнуть, пока общество не признает, что детство и юношество – это особые самоценные возрастные категории, а не вынужденные остановки на пути к взрослой жизни. Такое осознание произойдет где-то в начале XX века, а до этого жанру «young adult» приходится существовать «подпольно». Истоки YA нужно искать в Англии, где на рубеже XVIII и XIX писательница Сара Триммер начинает уделять внимание детской литературе как особому жанру. В издаваемом ей журнале «The Guardian of Education» Триммер впервые отделяет «детскую литературу» (до 14 лет) от «литературы для молодых людей» (от 14 до 21).

Жанр YA в современном смысле возникает в середине XX века, когда выходят романы «Над пропастью во ржи» Сэлинджера и «Повелитель мух» Голдинга, в центре которых – подростки с их проблемами. На протяжении XX века «young adult» вбирает в себя все больше тем, в том числе тех, которые раньше находились под строгим табу. YA постепенно теряет сказочный элемент, в романах начинают обсуждаться столь «нерадужные» темы, как алкоголизм, наркомания, потеря близких, самоубийство, насилие, одиночество; поднимаются вопросы сексуальной ориентации и поисков самого себя.

Повышение интереса к особенностям подросткового возраста, выведение его из тени взрослых приводит к тому, что авторы создают книги, изначально ориентированные на подростков. Однако тут возникает новая сложность: общество начинает беспокоиться, а не чересчур ли YA обнажает проблемы, на которые до поры до времени надо набросить покров молчания?

ВНИМАНИЕ: ПОДРОСТКОВАЯ ЗОНА

Определить грань, за которой книга может быть потенциально «небезопасна» для подростка, действительно непросто. Но и ожидать, пока ум представителей молодого поколения достаточно «окрепнет», чтобы вместить горькую правду жизни, рискованно. Ведь так можно упустить момент, когда наше сознание наиболее восприимчиво и открыто новому. Литература жанра «young adult» пытается расставить для своего читателя своеобразные флажки, по которым он сумел бы выбраться из того хаоса, в который может погрузить столкновение со взрослой жизнью.

В сложившейся ситуации издатели прибегают к разного рода любопытным решениям. Например, издательство «Самокат» стало выпускать серию «Недетские книжки». И кавычки здесь нужны не только для того, чтобы обозначить название серии, но и чтобы указать на неоднозначность такого определения – с одной стороны, «недетский» – значит «взрослый», с другой стороны, «Самокат» все-таки ориентируется преимущественно на детей, так что… Так что здесь мы сталкиваемся с той самой неопределенной «переходной», подростковой зоной, которая ставит любителей раскладывать все по полочкам в тупик: в классификацию «или»/«или» нужно вставить вариант «уже не», «но еще не». В общем, та еще задача.

«Самокат», представляя эту серию, пишет так: «Мы верим, что есть взрослые, которым не всё равно, что читают их дети. И надеемся: благодаря тем, кто понимает, что у литературы нет возраста, наши книги вовремя попадут в руки читающих и думающих представителей молодого поколения.

В мире избыточной информации, в том числе сознательно искаженной, талантливые правдивые книги, прочитанные в момент взросления, — антидот от вранья и лжи, учебник того, как жить своим умом, честно и открыто смотреть на реальность, не впадая при этом ни в панику, ни в депрессию. Именно такие книги мы выбрали для серии “Недетские книжки”».

ЧЕРНО-БЕЛОЕ КИНО И ЦВЕТНОЕ ЗРЕНИЕ

Каждая книга серии имеет двойную обложку: верхнюю, черно-белую, с пометкой о возрастном ограничении и указанием, почему она попала в этот своеобразный «Индекс запрещенных книг», и помещенную внизу вторую, яркую и переливающую всеми цветами радуги. Первая часть этой двухслойной упаковки создана для родителей и выполняет «предостерегающую» функцию, вторая ориентирована на ту возрастную аудиторию, которой книга предназначалась прежде всего.

Здесь напрашивается одна параллель. Как известно, в эмоциональном плане человек сначала обладает «черно-белым» зрением: простое деление на «что такое хорошо» и «что такое плохо», на два взаимоисключающих полюса, в определенный период развития помогает ребенку справиться с обрушивающимся на него хаосом, сориентироваться в окружающей обстановке. Такое же видение мира может быть характерно и для юношеского возраста: вспомним понятие «подростковый максимализм». Позже, знакомясь с разными людьми и разными точками зрения, мы приобретаем «цветное» зрение: наш эмоциональный набор красок становится

богаче и нюансированней. Но на пути к этому человек сталкивается с разнообразными преградами и риском навсегда остаться в мире «черно-белого кино». Разнообразить жизнь цветами и чувствами помогают близкие люди, с вниманием относящиеся к эмоциональной жизни другого. Иногда эту роль выполняют книги, герои которых чувствуют то же, что и их читатели, задаются теми же вопросами. В таком свете двойная обложка «Недетских книжек» становится метафорой, описывающей переход к «цветному», сложному мировосприятию, крушение «черно-белого» барьера и доступ к всему многообразию красок.

А может, закон № 436 – это на самом деле замаскированная политика Министерства образования по поддержке и развитию чтения? Ведь запретный плод сладок…


Журнал Мост
Автор: Ирина Новожилова

Наверх