Пером и Мечом

Словом можно убить. Запугать. Или заставить присоединиться к Исламскому государству (организация запрещена в РФ) и взорвать себя в гуще толпы. Мы уже рассказывали вам об Исламе, и теперь настало время обсудить, как литература манипулирует человеческим сознанием и каким образом с помощью изучения поэзии победить терроризм, читайте в материале нашего автора. 


Тед Банди, серийный убийца, послуживший прототипом Ганнибалу Лектеру, сказал на суде: «Мы, серийные убийцы, — ваши сыновья, мы — ваши мужья, мы повсюду. И завтра умрет еще больше ваших детей». Террористы тоже живут не на планете Уран. Участники теракта 11 сентября год жили в Америке жизнью среднестатистического американца. Варвара Караулова ходила на занятия в МГУ, общалась с друзьями и казалась адекватной — пока не уехала в Стамбул, чтобы обручиться с членом ИГИЛ.

Усаму бен Ладена убили в мае 2011 года. После обнаружили архив его писем. В переписке он просит: «…если есть какие-либо братья с вами, которые имеют знания о стихотворных размерах, пожалуйста, сообщите мне, и, если у вас есть какие-нибудь книги по науке классического стихосложения, пожалуйста, пришлите их мне». Бен Ладен не просто глава Аль-Каиды, уничтоживший в ходе только четырех терактов 11 сентября 2977 людей, — он знаменитый джихадисткий поэт, использующий мотивы изгнания, одиночества и тоски по справедливости для оправдания массовых убийств. Серийные убийцы тоже оправдывают свои действия несправедливостью социума.

Недавно «Нож» со ссылкой на Independent опубликовал информацию о литературном критике из Оксфорда, Элизабет Кендалл, нашедшей способ выиграть противостояние с ИГИЛ. Кендалл посвятила жизнь изучению арабской и турецкой литературе двадцатого века, особенно экспериментальным литературным течениям. Ей принадлежит работа «Media Arabic», посвященная изучению жаргона современных арабских СМИ — а так же попытке понять, какую роль медиа сыграли в «арабской весне», серии военных переворотов в мусульманских странах, начавшейся с Туниса. Также связям между художественной литературой и политикой посвящено исследование Кендалл с провокационным заголовком «Does Litterature Matter?»

Критик уверяет: чтобы победить противника, поймите, как он мыслит. Так как поэзия занимает важное место в культуре ИГИЛ, она стала объектом изучения Элизабет Кендалл. Критик обратила внимание, что в поэтической традиции боевиков сильны мотивы поэзии прошлого, воспроизводящие тяжеловесную архаику образного ряда и классический строй.

Культура джихада — культура ложной романтики, на словах обещающей приключения в неведомых землях, а на деле приводящей к последней прогулке с поясом смертника и сотнями невинных жертв. Джихадисткие поэты называют себя «рыцарями» и призываю «к песне мечей», забывая при этом, что рыцарский образ жизни состоял по большей части в убийствах «неверных» (и просто неугодных) и бесконечных крестовых походах, оборачивавшихся насилием, грабежом и оргиями: чего стоило одно разграбление крестоносцами Святой Софии по дороге к Гробу Господню.

Боевики публикуют стихотворения на литературных сайтах, устраивают политические дуэли и свободно контактируют с нами в виртуальной реальности.  Бродский в «нобелевской речи» говорил, что «произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения». Этой интимностью и опасна исламистская поэзия.

Аналитики игнорируют сетевую исламистскую литературу, находящуюся в свободном доступе и вербующую новых сторонников. Ключ к победе над джихадистами — переход к противостоянию на их территории. В интернете.

Ахлам Аль-Наср — поэтесса исламского государства, местная сойка-пересмешница. Стихи аль-Наср, спетые а капелла, легко найти на Youtube, а первая книга, «Пламя истины», распространилась в интернете с космической скоростью сразу после публикации в 2014 году. Терроризм завоевывает умы людей, а уже потом угрожает физическому благополучию. По словам матери девушки, последняя родилась «со словарем во рту» и с детства писала. Аль-Наср сформировалась как поэт сопротивления режиму Башар аль-Асада. Получилось как в старой поговорке: «Тот, кто побеждает дракона, сам им становится».

Девушка воспевает теракты ИГИЛ с той же страстью, с какой клеймила военные преступления Башар аль-Асада. Аль-Наср верит в утопию ИГ. Известно, чем кончается вера в утопии: попытки создать новый мир приводят к рождению «империи зла», Большому Брату и репрессиям.

В эпоху терроризма больше нет выбора: мы должны критически оценивать происходящее и подвергать сомнению или попасть под неверное влияние в информационной войне, заслуживающей звание Третьей мировой. Отступать дальше некуда: в наших руках будущее.


Журнал «МОСТ»
Автор: Анна Попова

Наверх