БОРЬБА ЗА СЕРЫЕ СТЕНЫ: КТО И ПОЧЕМУ УНИЧТОЖАЕТ СТРИТ-АРТ В МОСКВЕ И ПЕТЕРБУРГЕ

Уличное искусство сегодня плотно вошло в нашу жизнь, и российская публика знает уже далеко не только о Banksy. Она хорошо знакома и со многими талантливыми художниками России, которые, в том числе, выражают свое мнение по остросоциальным вопросам. Большинство зрителей давно готово воспринимать такой формат искусства. Но вот готовы ли власти?



В ноябре 2018 года в Москве появилось граффити в память об авторе комиксов Стэне Ли: Человек-паук сидел на могиле своего создателя. Люди даже несли к этой работе цветы и свечи, но продержался стрит-арт все равно только пять дней — вскоре его закрасили. Власти тогда мотивировали закрашивание всех арт-объектов “создавшимся в городе хаосом из рекламных и не соответствующих нормам морали граффити”. 17 мая 2019 года Мосгордума одобрила законопроект об обязательном согласовании граффити с собственниками здания и художественным советом Москомархитектуры.


В июле 2019 года мэрия Москвы запретила рекламные граффити и установила свои правила для нанесения новых стрит-артов. Теперь стрит-арты тематически ограничены и “могут быть связаны с популяризацией выдающихся личностей, исторических событий, науки, спорта и искусства", а еще их необходимо согласовать в семи ведомствах. Все рекламные изображения и граффити, попавшие под запрет из-за “призывов к насилию и мата”, были закрашены. Кажется, правила вполне справедливые, вот только работы, нарисованные ранее и не согласованные по новым правилам, исчезли с московских стен так же быстро. Закрасили “Послание" австралийского художника Финтана Маги на улице Рождественка: девушка, бросающая в море запечатанную бутылку, существовала там в рамках фестиваля уличного искусства в 2014 году. Потом пропал четырехэтажный пейзаж на улице Гиляровского, созданный Nootk (работы которого выставляются в городских галереях). С пятиэтажки на Беговой улице исчезла работа Рустама Салемгараева (Qbic) “В синем море, в белой пене", изображавшая человека, который плывет под водой верхом на рыбе. А затем и Бауманская осталась без портрета Константина Станиславского. Чиновники и коммунальщики не пощадили даже то искусство, что включалось в онлайн-путеводители по Москве.


Правда, Станиславского и пейзаж на улице Гиляровского обещали вернуть. Руководитель департамента СМИ и рекламы Москвы Иван Шубин сообщил, что граффити были уничтожены в рамках ремонтных работ и “есть большая вероятность, что эти рисунки будут восстановлены", если пройдут проверку по новым правилам. Вот только верится в это с трудом, а поход по семи ведомствам по иронии судьбы напоминает семь кругов ада.


В Петербурге война мастеров стрит-арта с коммунальщиками продолжается уже давно. В ноябре 2018 года, когда на Литейном проспекте уничтожили граффити с изображением Юрия Шевчука, авторы портрета вместе с художниками из HoodGraff нарисовали на том же месте  “ответ" коммунальным службам — кадр из фильма “Иван Васильевич меняет профессию", в котором жена Бунши снимает парик и произносит: “И тебя вылечат, и меня вылечат".



В ночь на 31 декабря в нише на стене дома на углу Невского и Суворовского проспектов художник Паша Кас “приоткрыл" дверь в советский Новый год: девочка в школьной форме, стоя на табуретке, украшала елку. Пост с новой работой в инстаграме художника появился 4 января, а к вечеру 5 января коммунальщики уже “замуровали" дверь. Петербуржцы в боевые действия включились активно и принялись очищать стену рублевыми монетами. Восстановленное граффити приобрело потертость советской открытки и свою историю.


Следующий бой за работу Паши Каса состоялся спустя месяц: на Невском проспекте появилось граффити “Окно в другую реальность", посвященное свободе человека в государстве. Мир в окне противоположен зимнему Петербургскому: там солнце, море, пляж и пальмы, но оказаться в нем человеку мешает решетка на окне. Как объяснил сам художник, “на каждый запрет есть обходной путь", и эта идея воплощается в располагающемся рядом уже приоткрытом окне: погнутая, раздвинутая решетка позволяет человеку пролезть на тропический пляж. Сотрудникам коммунальных служб вполне хватило нескольких часов, чтобы закрасить арт-объект желтой краской. Не равнодушные к искусству жители стали было действовать по проверенной схеме: граффити попытались восстановить с помощью монет. Коммунальщики к такому ходу со  стороны противника, видимо, были готовы, так как новая краска оказалась более устойчивой и реставрации рублём не поддалась. Активистам пришлось использовать металлические губки для кастрюль. Так удалось очистить одно окно.


Жителей Петербурга особенно возмущает, что в то время, когда город оккупировала трафаретная реклама наркотиков и проституции, закрашивать которую — как раз таки задача коммунальщиков, они гораздо оперативнее расправляются с граффити. Так, вблизи детской поликлиники появился стрит-арт Лёши Бурстона “Девочка без шарика", оммаж известной работе Banksy, только в версии петербургского художника шарик у девочки отбирал деловой мужчина в пальто и шляпе, а на самом шарике был изображён красный крест. Художник пояснил, что работа посвящена закрытию поликлиники на ремонт, во время которого детей фактически оставили без медицинской помощи. Изображение закрасили через (угадаете, сколько?) сутки, а вот висевшую рядом рекламу наркотиков, видимо, снова забыли. Тогда Burstone ответил коммунальщикам новым граффити “Жмурки". “Вас никогда не удивляла избирательность коммунальных служб? Почему в нашем городе стрит-арт исчезает за сутки, а реклама наркотиков может висеть на стенах месяцами?", — возмутился автор.


21 февраля 2019 года депутаты петербургского Заксобрания приняли законопроект о легализации граффити. Уличные художники теперь должны будут утверждать эскизы работ с городскими властями и размещать их согласно правилам, разработанным Смольным. Зато такой стрит-арт больше не скроется под слоем краски. Только вот сами художники в работу закона на практике не верят из-за бюрократических проволочек. Лёша Бурстон, например, предложил более простое решение: в городе тысячи серых стен и заборов, которые уже не несут никакой культурной ценности. Если это частная собственность, достаточно лишь получить разрешение у собственника, и всё, что требуется от депутатов, — разработать простой механизм по согласованию.


Его мнению вполне можно доверять, ведь именно он стал автором первого легального граффити, где на электрическом шкафу изображены кольчуга, щит и меч. Только вот на все стадии согласования потребовалось целых девять месяцев, а художнику помогали активисты движения “Центральный район за комфортную среду обитания" и “Горэлектротранс", которому принадлежит электрический щит.


Ну а пока нет четких правил, коммунальщики продолжают войну за серые стены. Меньше месяца назад было закрашено граффити с трамваем “Американка" на электрическом шкафу на Херсонской улице, причём “Горэлектротранс" согласовывал его в 2018 году.



Автор: Юлия Никитина

Редактор: Владимир Большаков

Наверх