ЭФФЕКТ ПРИСУТСТВИЯ: ЧЕМ ПОХОД В ТЕАТР ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ПРОСМОТРА ONLINE-СПЕКТАКЛЯ

Нарастающая эпидемия коронавируса поставила под угрозу не только человеческие жизни: театрам пришлось отказаться от привычных показов в зрительном зале и полностью погрузиться в online. Но есть ли разница между просмотром спектаклей с экрана и присутствием непосредственно в зале? Какой стратегии придерживаются режиссеры в период “COVID-19”? К чему приведет пандемия: к выходу театров на новый уровень или вымиранию как вида искусства?

 

 

Назвать сегодняшний день “черным” для театра — значит, не сказать ничего. Запланированные показы переносятся на неопределенный срок, зрителям предлагается посетить театр после пандемии (когда же настанет это “после”, никто не знает) или сдать билет. Фестивали отменяются. Актеры выступают перед пустым залом. Закрыв международные границы, эпидемия коронавируса открыла людям доступ к ранее платным ресурсам: теперь спектакли транслируются online бесплатно или за небольшую символическую сумму. Убытки коллективов исчисляются миллионами: Театр им. Вахтангова уже потерял приблизительно 50 000 000 рублей, РАМТ — 34 000 000 рублей, Театр им. Пушкина только за билеты был вынужден вернуть около 27 000 000 рублей, а убытки Большого составляют 9 000 000 рублей в день.

 

Отменились и гастроли — тоже весомая статья доходов. Плюс к этому, имеется множество финансовых проблем другого характера: рекламные акции, невозвратные авиабилеты, визы, печатная продукция и, главное, зарплаты. Многие руководители уже приняли решение отправить своих сотрудников в отпуск, есть и те, кто распустил труппу. Большинство же приняли решение до последнего поддерживать артистов с сохранением среднего размера зарплат. Но необходимо понимать, что в таком положении театры смогут продержаться только несколько месяцев.

 

Еще сложнее обстоит ситуация с независимыми театрами. В отличие от государственных учреждений, у них отсутствует какая-либо финансовая защищенность. Как только закончится запрет на проведение массовых мероприятий, появится огромное количество предложений. Изголодавшиеся артисты, музыканты, певцы ринутся на сцены разных городов. Но будет ли спрос на их труд — непонятно. 

 

Несмотря на все трудности, театры продолжают борьбу за существование  в online-режиме. С первых дней изоляции режиссеры проводят online-репетиции и читки пьес, руководители театров разрабатывают просветительские online-проекты, записывают подкасты и аудиоспектакли, участвуют в разработке каналов на YouTube. Театр имени Пушкина дистанционно работает над созданием нового контента, а также показывает архивные записи. Глава театра ”Практика” Марина Брусникина создала “Практику карантина”, где актеры и создатели спектаклей рекомендуют фильмы и книги, читают современные пьесы, рассказывают о будущих премьерах. Театр Наций записывает для соцсетей видео с ответами на вопросы зрителей.

 

В Театре на Малой Бронной в рамках проекта “БрON AIR” транслируют лекции театральных специалистов. Худрук театра Константин Богомолов рассказал, что давно использует online-платформы. Он призывает своих артистов к ответственному подходу и мобильности, чтобы продолжать своё дело, даже находясь дома. Общение режиссеров с актерами происходит на постоянной основе. Идут читки проекта Александры Денисовой под рабочим названием “Бэтмен против Брежнева”, спектакля “Бесы” Константина Богомолова. Вскоре начнутся съемки сериала об изоляции в формате screenlife: действие будет происходить на экране гаджетов главных героев. Важно показать зрителю, что карантин — это не повод переставать жить и ждать. Это возможность почувствовать то, что происходит здесь и сейчас. Каждый театр старается максимизировать свои силы — при минимизации на то расходов. Все руководители понимают, что необходимо переждать и использовать в этот сложный период все свои нефинансовые ресурсы, чтобы выйти из изоляции готовыми к любым финансовым  последствиям.

 

 

Несмотря на все усилия, прилагаемые в online, судьба театров в реальном мире остается под вопросом. Каким именно образом COVID-19 повлияет на театр, точно сказать нельзя. Многие обрадовались возможности не выходя из дома смотреть нашумевшие спектакли. Но зритель может привыкнуть и найти “своё” именно в таком режиме. Спрос на театр может значительно упасть, и руководители будут вынуждены снижать цену на билет.

 

Некоторые театры попробуют привлечь зрителя новыми премьерами, для постановки которых понадобятся не только дополнительные финансы, но и время. Артистам балета — чтобы прийти в форму, актерам — восстановить наработанные перед экраном репетиции. А любое время — это деньги. 

 

Возможны и другие последствия: устав от карантина в режиме online, кто-то захочет открыть для себя театр как offline-версию досуга. Возникнет желание стабильности. А театр эту стабильность даст в виде законченного сюжета, простых (или нет) героев, ситуаций, заставляющих улыбнуться и провести параллель с собственной жизнью. Люди придут за эмоциями, которые намного сильнее в зрительном зале, а не на экране ноутбука. Они придут в театр за атмосферой: посидеть в мягких креслах, забыть о собственных проблемах и посмотреть на проблемы героев. Зритель придет, чтобы выпить горячего кофе в антракте, обсудить перипетии сюжета, поаплодировать первым и услышать, как остальные вторят тебе. Зритель купит билет в театр ради любимого актера.

 

Разница между offline- и online- театром существует не только для зрителя. Выступать перед пустым залом во время трансляции спектакля артистам вдвойне сложно: нет необходимой энергетики, нет отдачи, благодарности. Даже при полном погружении в роль, артист чувствует реакцию зала. Она помогает понять, что тебя слушают, ждут дальнейших действий — для актера это знак того, что он делает все верно. Монитор компьютера становится четвертой стеной, как для зрителя, так и для артиста. Только в зрительном зале мы чувствуем трепетное волнение и нетерпение, потому что ничто не может сравниться со спектаклем, прожитым здесь и сейчас. Сможет ли театр существовать без этого, полностью погрузившись в мир online?

 

Нет, иначе это не будет театр. Он потеряет свою индивидуальность, эмоции, которых зрителю не хватает в жизни. Исчезнет эффект присутствия, ради которого мы и покупаем билет в театр, а не в кино.

 

Учитывая, что театр в последние годы терял свою аудиторию, есть надежда, что после изоляции эта тенденция коренным образом изменится. Люди пересмотрят свои взгляды, купят билет на спектакль, и театр получит своего человека. Однако понадобится время, чтобы зрители вернулись. И по экономическим, и по психологическим причинам.

 


Автор: Ксения Белова

Редактор: Владимир Большаков

Наверх