ЭСТЕТИКА, ТЕЛЕСНОСТЬ, ГАРМОНИЯ: ИНТЕРВЬЮ С ХУДОЖНИЦЕЙ КАТЕЙ ЦАРЕВОЙ

Катя Царева — современная художница, живущая и работающая в Ижевске. Сейчас она входит в топ-100 молодых авторов России по версии InArt. Мы поговорили с Катей о профессии художника, «Моих комнатах», пандемии и текущем состоянии российского арт-рынка.

 

 

Художниками не становятся, ими рождаются

 

Катя Царева родилась в Краснодаре. Здесь она окончила Кубанский государственный университет по специальности архитектуры и дизайна. После ВУЗа художница какое-то время работала в качестве дизайнера, специализирующегося на интерьере и цифровой графике. «Я пришла в эту профессию, думая, что мне бы хотелось: делать пространства, которые полностью отвечали бы моим представлениям о хорошей архитектуре. Но я довольно скоро столкнулась с суровой реальностью и через какое-то время точно поняла, что это не дает мне возможности выражать себя в полной мере», — рассказывает она.

 

Через какое-то время Катя пришла к осознанию того, что с 2 лет на протяжении всей своей жизни она рисует: «Я все время что-то делала, но я не делала это на каком-то понимании того, что я художник и это имеет право на какую-то публичную жизнь. В какой-то момент, в 2010 году у меня созрела серия работ. Я просто заказала себе сразу несколько больших холстов и сделала. Называлась эта серия «Две. Тело in ART». Я пришла в галерею «Грифон» у нас в Ижевске и показала ребятам свои работы». Так Кате предложили сделать ее первую выставку.

 

По словам художницы, ее не столько удивило предложение об организации персональной выставки, сколько предоставленная ей возможность высказаться и показать свои работы людям. «Мне казалось, что я сделала что-то хорошее. Я делала это нескромно,  на больших холстах, сразу такой фундаментальный подход. Это не были какие-то скромные рисунки, которые человек нарисовал и думает, что с этим дальше делать. Я вполне осознанно делала проект», — с улыбкой говорит Катя. «Эстетика, гармония и, наоборот, нервозность, телесность» — именно так художница описывает темы, которые она освещает в своем творчестве. 

 

«Я чувствую эстетику пространства, его гармонию и пытаюсь передать это в свои холсты и инсталляции. Для меня гармоничные и красивые пространства сопоставимы с музыкой. Я пытаюсь наполнить работы какой-то чувственной нотой и выразить именно то, что ощущаю. В моем понимании, пространство — это не просто стены, а что-то больше. Плюс, меня волнует телесность. В моем искусстве тело выступает как язык, как формирование некоторой идентичности. В основном я работаю с женской фигурой. Мне это близко, поскольку я сама женщина, я лучше понимаю женское».

 

«Миссия художника — делать искусство, чтобы оно рождалось каждый день и никуда не исчезло», — рассказывает Катя. Такая творческая профессия уникальна и сложна. Ведь, как говорит Катя, для художника предельно важна «самоорганизация, понимание того, зачем ты это делаешь, что тебе точно нужно делать это и ни в коем случае нельзя не делать». Человек такой профессии все время находится в «ситуации подталкивания себя». Ему важно непрерывно работать, не уйти в творческий кризис и не потерять веру в свое дело.

 

«Для того, чтобы реально что-то получить в этой профессии, нужно очень много работать в мастерской, анализировать себя, заниматься самообразованием, читать», — рассказывает Катя. «У меня нет специального образования в современном искусстве, поэтому в свое время мне приходилось все самой искать, нарабатывать, пытаться понять, как  вообще это устроено. Плюс, важно пытаться заводить контакты, учиться презентовать себя, что до сих пор мне дается довольно сложно. Это все очень большая работа, постоянная. Самое сложное — делать то, что заведомо никому кроме тебя не нужно».

 

Фото: Катя Царева

«Мои комнаты» и пандемия

 

В 2020 году Катя Царева представила проект «Мои комнаты», над которым работала в течение двух лет. Он посвящен этике и эстетике пространства и представляет собой серию живописных работ и арт-объектов. Выставка открылась 12 марта в галерее FUTURO в Нижнем Новгороде. В основе «Моих комнат» — современная переработка архитектурного наследия и дизайна позднего модернизма, «симбиоз современных пространственных решений и некоторого диалога с прошлой эпохой».

 

«Само здание, пространство галереи FUTURO очень красивое и интересное. Это здание 19 века. В FUTURO остался декор, который изначально был в постройке. Я давно видела это пространство на фото у других художников и думала: Ну невероятное что-то, на самом деле. Вот я бы там поработала немножко по-другому”. И тут все сложилось, получилось, что мне предложили выставку там. С точки зрения экспозиции это было довольно сложно для меня, как для художника, я никогда не работала с темой времени, прошлых эпох. Меня интересовала только современность, но FUTURO это как раз такой шанс поработать в несколько ином ключе. Это была очень большая внутренняя ответственность. Но все получилось. Мне очень нравится этот проект и то, как он сложился».

 

Фото: Вера Яковлева

К сожалению, из-за COVID-19 выставка была закрыта раньше времени. Тем не менее, Катя считает, что благодаря пандемии «Мои комнаты» обрели новые и более глубокие смыслы, стали актуальными. Ведь все люди страны несколько месяцев провели у себя дома «в диалоге со своими пространствами». После снятия ограничений FUTURO решили продлить выставку. «Мои комнаты» вновь открылись для посетителей 5 сентября, а закроются 11 октября.

 

Повлияла ли пандемия на образ жизни художников, и что она привнесла в искусство XXI века? Катя прокомментировала эту ситуацию следующим образом: «Художники в пандемию не особенно изменили свой образ жизни. Мои друзья, знакомые, коллеги, говорят: Как мы сидели в своих мастерских, так в общем-то и сидим, один на один: я и мое искусство. Внутренне мы и так все время находимся не в слишком социальной среде. Художник, как правило, не ходит каждый день в офис, в основном, это человек, копающийся в себе, и бывающий наедине с собой довольно долгое и продолжительное время. Единственное, может добавились какие-то новые темы, новое осмысление реальности, людей и общества».

 

Универсального совета начинающим художникам нет

 

Начинать всегда трудно. Это относится и к профессии художника. Важно, чтобы тебя заметили и выделили на фоне других. По мнению Кати, универсального совета начинающим художникам не существует.

 

«Самое главное — работать,  анализировать, что ты делаешь и над чем хочешь работать. Потому что, когда на тебя выйдут кураторы, галеристы, да любые профессионалы из мира искусства, они обязательно будут интересоваться тем, что ты делаешь и почему, и нужно быть готовым на это ответить. Для меня это до сих пор очень сложно. Еще наверное я бы посоветовала иметь амбиции. Если у художника их нет, то нечему будет пинать его все время и говорить: «Давай, работай, просыпайся, не останавливайся, делай новую работу». Только амбиции способны вытолкнуть человека куда-либо. Если бы у нас не было амбиций, мы бы все закрылись в своих мастерских и никому не показывали, что делаем. Надо верить в себя. Плюс, необходимо и работать над своей уникальностью. Какого-то рецепта, что можно куда-то пойти, со всеми познакомиться и тебя возьмут, я думаю, нет. Если будет что-то интересное и уникальное, то люди обязательно обратят на тебя внимание, найдут. Конечно, для того чтобы нашли, нужно постараться сделать это возможным. Например, сделать свой сайт, завести страницы в фейсбуке и Инстаграме, может быть, завести профиль на специальных сайтах. У меня в свое время не было социальных сетей, но когда я начала заниматься искусством, поскольку я живу в Ижевске, я понимала что не могу быть в центре событий. Завела себе фейсбук. В какой-то статье я прочитала: «Подписывайтесь на людей из вашей индустрии, из вашего сообщества. Так вы попадете в определенное комьюнити». Я стала подписываться, выкладывать на Facebook свои работы. Так и сложились мои дальнейшие контакты».

 

Фото: Вера Яковлева

Цена прекрасного

 

Вопрос денег в искусстве — один из самых обсуждаемых и по сей день. Мы спросили Катю, чем для нее является цена работы, и как она определяет стоимость своих картин.

 

«Цена работы — это, наверное, то, во сколько можно оценить общие усилия художника за все время его карьеры и, конечно, относительно того рынка, в котором он находится в данный момент. Когда у меня был первый контакт с галереей, мы поняли, какая в нем может быть цена относительно того, что я уже делала, моего портфолио и качества моих работ. И я придерживаюсь этого прайса, чтобы все цены на мои работы были примерно одинаковыми. Когда сформирован конкретный прайс, так просто легче жить. Я считаю, что лучше, когда искусство продается, и когда есть спрос. Потому что  художник должен иметь возможность заниматься своим делом и при этом нормально жить, чтобы работать долго и полноценно, а не спиться от отчаяния и нищеты или делать 30% от того, что мог бы, потому что все остальное время он работает на «нормальной» работе. Все люди хотят есть и жить. Никто не питается солнечным светом. Профессионал должен зарабатывать тем, что он умеет делать. Если мы говорим, что художник профессионален, то ему необходимо быть способным себя прокормить. К сожалению, в России это сложнее, но все равно. Я ,например, очень радуюсь, когда у меня кто-то покупает работу. Я знаю, что она будет у кого-то висеть. Когда картины стоят у меня в мастерской повернутые к стене — это не лучшая их судьба. Поэтому когда их кто-то покупает, я испытываю абсолютный восторг. Это же классно, что люди будут жить с этой работой, будут на нее смотреть».

 

Состояние современного искусства в России и арт-рынок

 

Обсуждая финансовую сторону профессии художника, мы поговорили и об арт-рынке в России.

 

«Это такая боль на самом деле для всех участников рынка и галеристов, и художников, и кураторов, и практически всех, кто занимается современным искусством в России. Все жалуются, что рынка нет, или он очень маленький, что российские художники очень недооценены. И я действительно так считаю. Например, когда я ездила на ярмарку Art Basel в Майами в 2019 году, я видела очень много искусства. Майами в это время практически тонет в искусстве. Помимо Art Basel  и Art Miami  много сопутствующих ярмарок. Из них некоторые фокусировались на довольно, на мой взгляд, посредственном искусстве. Много страз, микки маусов из разряда декора. Это стоит столько же, а часто даже дороже, чем произведения наших, гораздо более серьезных и в разы более качественных художников. У нас частая история, когда в принципе довольно хороший  художник не может попасть ни в одну галерею, потому что галерей мало, а хороших художников много, как многие говорят. Но даже если получается, то и это ни о чем не говорит. Даже сотрудничество с галереей вовсе не гарантия того, что работы будут регулярно продаваться. А там сформирован большой рынок, поэтому довольно разные художники по качеству могут пользоваться спросом. Хорошо это или плохо, можно смотреть с разных сторон, но в любом случае, я думаю, это способствует развитию. С другой стороны, я также читала много статей, где русские художники, которые живут и работают в Европе, пишут, что у них тоже все непросто, очень большая конкуренция. Поэтому здесь сложно судить, пока не попробуешь сам. Мне кажется, даже в последние 2 года интерес к современному искусству в России стал гораздо выше, чем например был даже 5-6 лет назад. Единственное, все эти кризисы и пандемии, думаю, не способствуют развитию, потому что, чтобы арт-рынок развивался,  общество должно быть стабильным и иметь возможность покупать не только продукты первой необходимости. Искусство, конечно, будет при любых обстоятельствах. Оно живет само по себе, но, например, чтобы делать какие-то большие инсталляции или сложные объекты, или хорошие большие выставки, нужны деньги, и это обычная правда жизни».


Автор: София Барышева

Редактор: Лена Черезова

Обложка: Екатерина Емельянова

Наверх