КВИР, ГРАФФИТИ, КАМЕРА: ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ О СОВРЕМЕННОМ ИСКУССТВЕ ИРАНА

В стране, где цензура загоняет художников в рамки, всё же остаётся место для самовыражения. Почему иранское искусство, оказавшее большое влияние на развитие западной цивилизации, так мало исследовано? Как живется художникам, которые обращаются в своем творчестве к квир-тематике? Почему Деляра Дараби начала рисовать в тюрьме и за что ее казнили? Об этом и о 5 самых ярких молодых художниках Ирана — в новом материале. 

В последние годы с ростом напряженности между Ираном и Западом иранские художники взяли на себя роль неофициальных послов, пытаясь преодолеть разрыв между родной страной и международным сообществом. Цензура ставит жесткие рамки для художников, поэтому многие из них стремятся покинуть страну. 

Не так давно за развитие концептуализма и перформанса отвечал Тегеранский музей современного искусства, обладатель самой большой коллекции произведений западных художников в регионе. До 2005 года в музее регулярно проводились выставки. В 2001 году доктор Сами-Азар, тогдашний директор музея, открыл первую выставку актуального искусства, которая вдохновила молодое поколение на эксперименты.

Сегодня вся современная художественная жизнь Ирана сосредоточена вокруг сети коммерческих галерей. Картины иранских художников можно купить на сайте Arthibition или на зарубежных выставках-аукционах. 

Деляра Дараби

Или «Заключённая Красок», названная так из-за любви к рисованию и месту, где она писала свои холсты. Страсть к этому занятию проснулась у Деляры в тюрьме, где она провела 5 лет в ожидании оправдания. Ее обвиняли в убийстве, которое, по мнению правозащитников, совершил другой человек. 

Адвокаты и родители передавали ей бумагу, карандаши, краски, и она рисовала картины, несущие в себе боль, страдание и осознание неизбежности. Работы Деляры отразили ад жизни в камере смертников. На одних из них монохромные изображения, резкие темно-серые линии, измученные лица заключенных. На других тревожные всплески красного агрессивного, яркого цвета; или белые косынки женщин-заключенных; или вымытый фон, олицетворяющий пустоту и скорбь.

Множество рисунков родные вынесли за пределы тюрьмы и опубликовали. Первая персональная выставка Дараби прошла в Стокгольме в апреле 2007 года. В 2008 году её картины выставляли в столице Ирана. Организаторы надеялись, что талант девушки способствует снисхождению суда. Однако ничто не повлияло на судей. 

Деляру казнили, но память о ней жива. Один из адвокатов, Мостафай, упомянул о подарке, врученном ему художницей: «Она нарисовала картину, на которой старик играет на скрипке. Тогда я не знал, что он играл её смертельную песню».

Имя Деляры Дараби очередной жертвы иранского судебного произвола стало известно во всем мире.

Алиреза Шоджаян

 

Родился в Тегеране в мусульманской семье; он начал рисовать в раннем возрасте. Алиреза получил степень бакалавра изящных искусств и живописи в Исламском университете Азад в 2014 году. 

В 23 года Шоджаян признался своему университетскому профессору в том, что он гей. Руководитель сочувствовал Алирезе и призывал его не подвергать себя цензуре. Художнику не разрешили получить степень магистра из-за того, что он выбрал квир-искусство в качестве темы своей диссертации. Шоджаян скрывал свои работы на протяжении всей учебы в университете и не выставлялся в Иране. 


Фото: behance.net


Алиреза поселился в более либеральном Бейруте в феврале 2017 года, где он провел две персональные выставки в 2017 и 2018 годах. Сейчас художник живёт в Париже. Шоджаян не чувствовал себя в безопасности в Иране, где геи страдают от государственного притеснения и подвергаются казням.


Во время поездки в Ливан Шоджаян познакомился с квир-танцовщицей и художницей Хансой, которую запечатлел в серии чувственных обнаженных портретов, выставленных в Бейруте под названием Sweet Blasphemy («Сладкое богохульство»).


Барбад Голшири


Этот художник получил классическое образование в Школе искусства и архитектуры Университета Азад в Тегеране. Он работал медиахудожником, занимался видеомонтажом, инсталляциями, фотографией, графическими романами. Барбад Голшири обладатель третьего места на 6-й Тегеранской биеннале современной живописи.


Большинство его работ основано на персидском алфавите. Хотя он и порвал связь с современным иранским движением искусства, всё-таки его можно причислить к этому кругу художников. Свои произведения Голшири чаще всего выставляет за пределами родины.


Гольшири критикует сегодняшнюю социально-политическую ситуацию в Иране. Художник осудил цепные убийства в родной стране. Свое мнение он высказал в сериалах «Гражданская война» и «Мемориал калиевых суппозиториев», показанных на первой биеннале в Салониках.


Фото: nytimes.com


Амиэль Грумберг, куратор выставок, пишет: «Серия видео, инсталляций и фотографий Барбада Гольшири демонстрирует замечательный баланс между влиянием иностранного искусства и иранского резонанса. Его работы, во многом основанные на автобиографическом опыте, отражают общее стремление к переменам, но изменения, которые исключают возможность потери какого-либо иранского культурного наследия и образа жизни. Хотя молодое поколение не забыло прошлое, оно отказывается принимать новые правила, установленные после революции…».


«Что случилось с нами, Барбад?» статья, в основе которой лежит рассказ писателя Хушанга Голшири. Барбад пятилетний мальчик, ставший свидетелем того, что делали с его отцом в иранской тюрьме. Барбад теперь молчит, только рисует ужасающие картины. По утверждению художника, образ и жизнь этого мальчика это его жизнь, не зря они носят одно имя.


Хабиб Фараджабади


Художник-самоучка, родившийся в 1982 году. Он пишет незамысловатые картины вовсе не из за отсутствия академического образования. Фараджабади вдохновлен наблюдением за реальным миром, а не историей искусства. Свобода и импровизация находятся в центре его эстетики. В результате получаются раскованные и наивные картины, которые скорее склоняются к абстракции, чем к формальным реалистическим композициям.


Фото: huntedprojects.com


Кейван Хейд ари-Шовир


Или CK1, современный уличный художник из Сан-Франциско. Он получил степень бакалавра живописи в Тебризском университете. Кейван также претендует на степень магистра изящных искусств в Калифорнийском колледже искусств в Сан-Франциско.


В его работах иранская традиционная культура сочетается с современной поп-культурой. Шовир один из основателей иранского граффити-движения. Использование персидского алфавита и обращение к исламским мотивам, цитирование иранских поэтов, таких как Хафез и Руми вот основные черты его творчества. Трафареты Шовира вдохновлены персидским искусством миниатюры.


Художник создал ряд проектов street и public art в Сан-Франциско. В Clarion Alley установлены фрески Шовира с Шагаегом Сайрусом в память о трех иранских писательницах (Форо Фаррохзад, Симин Бехбахани, и Симин Данешвар). Проект «Разговор птиц» выставка Murphy & Cadogan Art Awards в Культурном центре SOMArts тоже его творение.


Фото: commons.wikimedia.org


В документальном фильме «Мятеж цветов» (2016) Шовир показан как один из ведущих уличных художников Ирана.


«Я думаю, что крайне важно демонстрировать произведения иранского искусства, потому что в новостях показывают негативный образ Ирана. Иранское искусство оказывает значительное влияние на западное искусство, начиная от абстрактного искусства и заканчивая математикой и философией; однако в результате негативного представления Ирана мы никогда не исследуем эти темы», считает Шовир.


Автор: Анна Белякова

Редактор: Анастасия Кулагина, Арина Полтанова

Обложка: clarionalleymuralproject.org

Наверх