ОТЕЦ И ДИТЯ: ЧТО ТАКОЕ РОССИЙСКИЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ

В течение следующих трех лет Общероссийская общественно-государственная организация “Российский фонд культуры" получит субсидии от Министерства культуры на общую сумму 2,8 млрд рублей. Предоставленная сумма существенно превышает субсидии прошлых лет, что вызывает вопросы: что это за организация и на какие цели пойдут эти средства? Другая проблема – возникший конфликт интересов. Одними из учредителей фонда являются само Министерство и, что существенно, отец министра культуры Ольги Любимовой – Борис Любимов. Разбираемся, что представляет собой фонд при Минкульте, и на какие цели пойдут выделенные деньги.

 

 

Российский фонд культуры считает себя преемником Советского фонда культуры. В 1986 году культуролог и филолог Дмитрий Лихачёв вместе с Раисой Горбачёвой создали Советский фонд культуры под патронажем президента СССР. В 1993 году режиссёр Никита Михалков стал Председателем Президиума фонда, после чего в 1996 году произошла реорганизация фонда в некоммерческую организацию.

 

На сайте фонда утверждается, что его деятельность помогла вернуть в Россию более 130 000 памятников истории и культуры. Различные учреждения культуры безвозмездно получили свыше 100 000 единиц хранения. Так, например, фонд передал в Государственную Третьяковскую галерею работы В. Поленова, И. Репина, И. Бродского, И. Айвазовского, Д. Левицкого, В. Васнецова, а Дом-музей Марины Цветаевой приобрёл обширную коллекцию уникальных изданий дореволюционной России. Вся эта информация указана на сайте организации.

 

По аналогии с Фондом президентских грантов Российский фонд культуры является оператором и модератором различных проектов в сфере культуры. Он реализует широкий ряд конкурсов и грантовых программ, направленных на поддержку новых, общественно значимых и перспективных проектов в различных областях культуры и искусства.

 

В 2016 году по указу Президента фонд реорганизовали в общероссийскую общественно-государственную организацию. Такие организации создаются для совместного решения тех или иных задач, находящихся в сфере компетенций государства и институтов гражданского общества. Они представляют собой площадку для взаимодействия общества и государства.

 

Изменение статуса позволило фонду получать субсидии из бюджета и упростило систему отчётности. Теперь Минкульт отчитывается перед казначейством за каждую выплаченную субсидию, а фонд предоставляет информацию Министерству о том, куда и как тратятся деньги. Есть мнение, что это позволит организации дистанцироваться от Министерства и казначейства, и спокойно заниматься решением задач, которые определяет Совет фонда – коллегиальный руководящий орган. Только непонятно, как можно дистанцироваться от Минкульта, когда он, согласно уставу организации, является учредителем от имени Российской Федерации. Интересно, что одним из учредителей и членов Совета фонда является Борис Любимов – отец Ольги Любимовой, нынешнего министра культуры.

 

Возможно, для предотвращения конфликта интересов существует пункт в уставе организации, по которому фонд не отвечает по обязательствам своих учредителей, а учредители – по обязательствам фонда. Но опять возникает замкнутый круг. Министерство – учредитель от имени государства и выдает субсидии размером в 2,8 млрд рублей. Еще один из учредителей – Борис Любимов, прямой родственник министра культуры и член Совета фонда, руководящего органа. Это похвально, когда дети заботятся о своих родителях, но не в том случае, если в этом замешаны бюджетные средства. Согласно уставу фонда, Совет – это выборный орган, члены избираются сроком на шесть лет, но они имеют право досрочно сложить с себя полномочия. Если конфликт интересов действительно имеет место быть в этой ситуации, то было бы справедливо Борису Любимову покинуть Совет фонда.

 

Другой вопрос: на что такие средства и кому они пойдут? Общероссийские общественно-государственные организации создаются для того, чтобы государство и общество вели совместную работу. Часть проектов, которыми раньше занималось Министерство, перешли в ведение Российского культурного фонда. Теперь он является экспертным центром, оператором и модератором творческих культурных конкурсов. Полностью в компетенции организации перешел Конкурс на предоставление грантов некоммерческим организациям в рамках национального проекта “Культура". На 2020 год грантовый пул составил 300 000 000 рублей. Он будет распределён между проектами-победителями в области культуры.

 

 

Попасть в эту “счастливую" сотню могут не все. Проект должен соответствовать задекларированным целям и задачам Министерства культуры РФ, не противоречить Стратегии государственной культурной политики и законодательству РФ. Поэтому, если ваши проекты не “направлены на укрепление российской гражданской идентичности на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов РФ", то фонд не окажет вам финансовую поддержку.

 

Есть ощущение, что Минкульт и Российский фонд культуры не приемлют никакой другой культуры, кроме традиционной. Если ваш проект укрепил российскую гражданскую идентичность на основе других ценностей, то эта ваша деятельность уже вне интересов государства. Не согласны – не подавайте заявку на грант в Российский фонд культуры. Правило “кто платит – тот и заказывает музыку" никуда не делось, тем более когда речь идет о крупных суммах.

 

Минкульт так громко заявляет о своих целях и задачах (“Государственная культурная политика призвана обеспечить приоритетное культурное и гуманитарное развитие, как основу экономического процветания, государственного суверенитета и цивилизованной самобытности страны"), что напрашивается вопрос – может, хватит следовать исключительно абстрактному традиционализму? Ведь современная российская культура куда более многообразна – и не стоит её игнорировать.

 

Всё же плюсы у Российского фонда культуры есть. Они заключаются в конкурсах и грантовой поддержке победителей. Подать заявку можно на электронную площадку фонда, где её будут рассматривать независимые эксперты. Если прочитать положения конкурсов на сайте, складывается неплохая картина. Конкурсы – хороший шанс для региональных некоммерческих организаций, домов культуры, молодых коллективов, начинающих писателей, актёров и режиссёров. Для кого-то это будет хорошим стартом карьеры, или наоборот это позволит возродить культурную жизнь в своем городе.

 

И пусть организация имеет в своем статусе слово “государственная", но она еще и общественная. Государство не всегда вовремя может услышать, увидеть или поддержать какие-то общественные инициативы. Возможно, по этой причине Министерство культуры избавило себя от курирования национального проекта “Культура", и буквально взвалило его на плечи фонда. Конечно, есть и другие близкие государству фонды, которые могли бы вести ту же деятельность, что и организация Никиты Михалкова. Например, Фонд президентских грантов со своими направлениями по поддержке молодых талантов и проектов в области культуры и искусства, или же Фонд Елены и Геннадия Тимченко с конкурсом «Культурная мозаика». Только вот навряд ли учредителем этих фондов мог стать Минкульт. Тем более зачем, когда в Совете Российского фонда культуры есть свой родной человек.

 


Автор: Максим Герасименко

Редактор: Владимир Большаков

Наверх