БАУХАУС, КОКОШКА И АЛЬМА: О СПЕКТАКЛЕ “О.К.” НА СЦЕНЕ КАЛИНИНГРАДСКОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА

Четвертого февраля на сцене Калининградского драматического театра состоялась первая премьера этого года – спектакль “О.К.” режиссера-постановщика Регины Саттаровой, художественного руководителя независимого творческого объединения “ПАКЕТ-ТЕАТР” и центра современной драматургии и режиссуры “ЦЕНТР. ПЕРВЫЙ” в Казани. Разбираемся, чем примечательна эта постановка.

 

 

Из названия (“О.К.”) может показаться, что речь в спектакле идет о сленге или развитии социальных сетей, однако постановка представляет собой зарисовку истории любви знаменитого австрийского экспрессиониста Оскара Кокошки и “вдовы четырех искусств” Альмы Малер. “О.К.” – монограмма, которой подписаны полотна художника. Поставленный в жанре “мокьюментари” (буквально: “подделка”, псевдодокументальное кино) спектакль не изобилует биографией и демонстрацией работ. Он представляет скорее палитру эмоций, которые в конечном счете и создают шедевр.

 

Сцена практически пуста: на ней лишь помост, ударная установка и два человека. Один отбивает ритм на ударных, другой подходит к заднику сцены, берет кисть и начинает непрерывно вести черную линию. Перед нами художник, точнее его душа (Антон Контушев). Мы не видим лица, не слышим голоса – это не нужно: за него говорят уверенные движения кистью. Позже появляется фигура в костюме, медленно проходит через сцену к микрофону и начинает свой рассказ: “Март…”.

 

Оскар знакомится с Альмой в начале своей творческой карьеры. Этот день был для художника “праздником серого неба”, то ли от скуки, то ли из принципа “почему бы и нет?” он называет его именно так. Тогда он был моложе ее на семь лет, и главенствующая роль в отношениях принадлежала Альме, которая, помимо всего прочего, поддерживает Оскара материально. В спектакле героиня (Любовь Орлова) появляется незаметно: стоит в тени спиной к зрителю, мы слышим только ее голос. Пока что неизвестно, кто она, но чувствуется тайная связь, возникшая между героями. Режиссер долго не покажет ее лица – мы будто бы не должны видеть Альму, которая принадлежит, как казалось Оскару, только ему одному.

 

Герой-рассказчик (и он же Оскар Кокошка в исполнении Василия Швечкова младшего) продолжает свою историю об обыденности, страхе и любви. Его рассуждения часто принимают форму непрерывного потока сознания, состоящего из ассоциаций, чувственных образов и обязательно красок, которые в это же время ложатся на холст художника. Он честен перед зрителем, зритель верит его словам и чувствам, понимая, что он делится важным и сокровенным. На протяжении монолога музыкант (Альберт Халмурзаев) отбивает ритм – это сердце, удары которого учащаются с появления в жизни художника возлюбленной.

 

Альма и Оскар вступают в диалог. Как части одного целого, они заканчивают друг за другом фразы, а некоторые и вовсе не произносят: в этом нет необходимости. Они понимают друг друга с полуслова, а для зрителя их несказанные мысли выводятся на экран прямо над картиной художника.

 

Образ Альмы остается загадкой. Любовь Орлова смогла показать ее с разных сторон. Манящая и страстная, она отбрасывает свои золотые волосы; разочарованная, но решительная закутывается в  “простое серое пальто”. Она говорит то играючи, иногда смеясь, то ровно, без намека на эмоцию. Именно этой героине принадлежит самый искренний, настоящий момент в спектакле – танец, откровенный и свободный, вызывающий улыбку и желание не отводить от него взгляд.

 

 

Несмотря на неистовую страсть Кокошки, Альма не хочет всецело принадлежать ему. Возможно, из-за свободы, к которой так привыкла после смерти мужа-музыканта? Или она начинает видеть в Оскаре капризного ребенка, не умеющего справляться со своими эмоциями? Именно в этот момент появляется другой мужчина (Максим Пацерин). Зритель не знает его имени, но может предположить, что он и есть Вольтер Гроппиус, основатель знаменитого Баухауса и будущий муж Альмы, ради которого она готова бросить своего художника.

 

Кульминация спектакля – страх Оскара. Боясь потерять возлюбленную, в крике он требует от нее еще большего: она должна смотреть только на него, каждую ночь спать только с ним, она должна выйти за него замуж. В нем просыпается тот самый капризный мальчик, который был так уязвим в своем страхе. Альма не торопится замуж и уж точно не хочет ребенка от безумного Кокошки. Она без колебаний делает аборт, а герой, обезумев, забирает окровавленные тряпки и носит их с собой, показывая всем и повторяя, что это его единственный ребенок. Все это мы узнаем от героя-рассказчика, пока его альтер-эго безумец-художник резкими движениями с отчаянием покрывает холст красными мазками.

 

Спектакль представляет собой одно непрерывное воспоминание рассказчика. Все герои – это моменты, которые то возникают, выходя из света, то вновь исчезают в тени. Неслучайно главный герой расположен ближе к зрителю – он как связующее звено между прошлым и настоящим. С ним взаимодействует только Альма: садится рядом, обнимая за плечи, и напоминает своим присутствием об их неразрывной связи. Она как навязчивое воспоминание, которое невозможно выбросить из головы, но с помощью которого можно создать настоящий шедевр.

 

Здесь нет как такового театра художника, но есть существенная связь, возникающая между экспрессией чувств и экспрессией живописи. Полотно, которое расписывает художник в течение спектакля можно сравнить с его душой, с постоянно меняющимся настроением. Поначалу черный и мрачный, он оживает с появлением в его жизни возлюбленной: в палитру красок добавляется желтый цвет. А после, пережив боль и утрату, герой наносит красные мазки, которые, как раны, напоминают о разлуке с любимой.

 

Антон Контушев делает последние мазки – ставит подпись-монограмму “О.К.”, бросает кисти и покидает сцену. Художник понимает, что его любовь подошла к концу, рассказчик обрывает свою историю. В его речи присутствует недосказанность, но он уходит, оставляя зрителя в неведении. Режиссер не уделяет много внимания моменту расставания. Регину Саттарову больше интересовал именно процесс творчества, поэтому спектакль скорее о рождении шедевра и о любви, нежели о страданиях, которые она приносит.

 

Всего за час вместе с героями зритель переживает множество эмоций, которые оживают на полотне. В картине – целая жизнь экспрессиониста, которую, как думал сам Оскар Кокошка, он посвятит Альме Малер. Но все складывается иначе. Спектакль заканчивается ударами сердца. Музыкант отбивает последние ритмы, ставя точку на истории любви безумного и любящего Кокошки. 


Автор: Ксения Белова

Редактор: Владимир Большаков

Фото: Геннадий Филиппович, Калининградский драматический театр

Наверх