ДЕЙСТВИЕ VS БЕЗДЕЙСТВИЕ: СПЕКТАКЛИ “ИРАНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ” И “МОЛЧАНИЕ КЛАССИКОВ. ВАКХАНКИ” В РАМКАХ ТЕАТРАЛЬНОГО ФОРУМА “ПЛОЩАДКА VOL.4”

С 22 по 29 ноября в Петербурге проходил Независимый театральный форум “Площадка Vol.4”, посвящённый “небанальному” и, что логично, независимому театру. Официальный партнёр мероприятия – журнал МОСТ – сопоставил два совершенно разных спектакля: “Иранская конференция” и “Молчание классиков. Вакханки”, которые показывались 23 и 24 ноября, и рассказал о том, кому это было бы интересно увидеть.


Сравнивать разные постановки в принципе неэтично – неуважение к труппе, как минимум. Но “Иранская конференция” и “Вакханки”, прошедшие в рамках Независимого театрального форума, настолько антонимичны по своей природе, что будет весьма интересно рассмотреть их вместе, на контрасте. 

Иранская конференция

Этот спектакль открыл театральный форум и стал премьерной постановкой Игоря Сергеева и Владимира Кузнецова. Он поставлен по одноимённой бессюжетной философской пьесе Ивана Вырыпаева, которая дословно приводится на сцене с крайне скудной сценографией: стулья, пол, проектор и ничего больше. “Иранская конференция” – это и правда конференция по вопросам Ирана, но на театральной площадке. И, как полагается на конференции, выступающие говорят (в данном случае два с половиной часа), а аудитория молчит, сидит и слушает. На сцену со своими монологами выходили разные спикеры: востоковед, журналистка, попавшая в плен в Иране, политолог, тележурналистка, писатель, священник, дирижёр и иранская поэтесса. Для всех них конференция – это повод поговорить о личных проблемах, но никак не возможность что-то решить или сделать (как и для зрителя). Это были просто монологи о религии, Боге, женщинах, современном обществе, счастье, потреблении, сказанные общими словами. Но это всё исключительная задумка Вырыпаева, который пытается мягко намекнуть зрителю, что наш мир на пути саморазрушения.

Конференция по вопросам Ирана прошла хорошо: много было сказано не по делу, много было софистики, и каждый остался при своём мнении, особенно недоумённый зритель.

Выступления и перепалки актёров параллельно транслируются на экран позади сцены. В целом, ничего особенного: экран в театре не является чем-то новаторским. Но здесь выступление с трансляцией на экран выглядело как TED Talks и позволяло сконцентрироваться на постановке, лучше рассмотреть конфликт мнений при сплитскрине (разделённом экране).

Логика повествования местами сбитая. На конференцию приходят с заранее заготовленной речью, а здесь всё свелось к импровизации, но удивительно точной и структурированной. Например, писатель Густав выдает полноценный красивый монолог как реакцию на монолог журналистки Астрид Петерсен. Без подвода это выглядит нереалистично, но тут претензия к автору пьесы, а не к режиссёрам.

Сами актёры харизматичные, говорят очевидные и актуальные на данный момент вещи (в которых нет ничего нового) так, что хочется им верить: найти Бога или разувериться в нём (в зависимости от спикера). Особенно отличился ведущий – Филипп Расмусен (Игорь Грабузов), который умело подстрекал выступающих одними своими интонациями голоса. Голос и подача – это главное в постановке, они завлекают, но интереса хватает примерно на час, потому что, кроме разговоров, ничего не происходит. Сплошная статика.

Возникает вопрос: почему не пойти дальше? Например, сделать полноценную конференцию, для которой можно было бы выбрать кандидатов путём голосования. Или поставить в зале микрофон, чтобы зрители имели возможность задать вопросы участникам, потому что какие-то непонятные персонажи пьесы, внезапно появившиеся, могли так сделать. Конференция – открытое мероприятие, где можно высказаться, спросить или предложить свою кандидатуру для участия. А здесь аудитория находится в изоляции, если не оппозиции к происходящему. Зритель сидит на кресле, смотрит и ни на что не может повлиять.


Молчание классиков. Вакханки

Молчание классиков – задумка комиссара Всеволода Лисовского: обратиться к известным классическим писателям и драматургам, но промолчать их – от актёров не будет и реплики. Вакханки – один из проектов “Молчание классиков”. Он уже не первый год в репертуаре ЦТИ Трансформатор, но впервые его показывают в Петербурге. За основу взято одноимённое произведение Еврипида, посвящённое древнегреческому богу Дионису и его вакханкам (женщины из свиты) в состоянии экстаза. Царь-атеист Пенфей и его мать Агава не признают божественное происхождение Диониса. Они пытаются остановить вакханалии, за что Дионис их наказывает: повергает Агаву в состояние аффекта, и она присоединяется к его свите. А чуть позже она убивает голыми руками собственного сына, приняв его за львёнка. Это краткий пересказ авторского текста, который без сокращения выводится на экран позади актёров с помощью проектора.

В соответствии с событиями в тексте на сцену приходят или уходят актёры – это пять обнажённых мужчин, четырёх из которых избивают 12 обнажённых женщин в тишине.

Выглядит уместно и прекрасно, только если у вас не вызывает отвращение вид нагого человеческого тела. Одежда не скрывает действий и последствий: отчётливо видна экстатическая жестокость и абсурдность происходящего – тело не умеет лгать. Актрисы весело и безумно наносят удары, которые красными следами остаются на теле – противостоять хтоническим силам красиво, но жутко и страшно. Мужчины смиренно это терпят, иногда уклоняясь, а женщины танцуют, смеются, бегают, бьют, прижимаются к Дионису в атмосфере раскованности. Зритель же незамутнённым взглядом смотрит на происходящую вакханалию, словно он не поддался чарам Диониса. И всё это происходит синхронно с текстом Еврипида: читаешь текст, а на фоне драка. Спектакль идёт час, но этого достаточно, чтобы показать вакханок без прикрас (в прямом и переносном смысле). Трудно смотреть такое и как-то пытаться интерпретировать – сделаешь только хуже, поэтому лучше обратиться к фактам: у Еврипида всем заправлял Рок, а у Лисовского – перестаёшь замечать наготу минут через 15. На этом, пожалуй, можно остановиться.


Что же лучше?

Это два абсолютно разных спектакля, которые шли друг за другом. В каждом есть свои плюсы и минусы, как и в людях. В одном – два часа бездействия и крайне выразительных разговоров, в другом – час гипотонической деятельности и тишины.

Для тех, кто хочет подумать и задаться вопросами о бытие, не читая скучную и сухую пьесу – “Иран”, для созерцательности, красоты тела и атмосферы безопасного безумия – “Вакханки”.


Автор: Татьяна Непа

Редактор: Гульназ Давлетшина

Изображения: площадка “Скороход"

Наверх