ТЕАТР, КОТОРЫЙ МЫ ЗАСЛУЖИЛИ: О СПЕКТАКЛЕ “ДЛИННЫЕ ВОЛНЫ” В ПЕТЕРБУРГЕ

Отсутствие актёров, колонки, саундскейп, темнота и вино – всё это новый спектакль «Длинные волны». 6 декабря журнал МОСТ побывал в квартире на Петроградской стороне, где ОПГ «Добрых Дел» вместе с Виктором Вилисовым, Леонидом Именных и Ильёй Пашниным показали спектакль «Длинные волны». Или если верить аннотации, в симулированной квартире, где исследуют искусственные нейронные сети.


Итак, после «МАЗЭРАШИ» в Перми, лаборатории «Смещение» в Москве и «Я увидел рыжего мальчика, и у меня взорвалась голова» тоже в Москве, новый спектакль Вилисова наконец добрался до Петербургской квартирки. Из разговоров перед спектаклем можно сделать вывод, что это долгожданное событие для присутствовавших.


Люди пытаются робко исследовать помещение. Пробуют зайти в комнаты, включить свет, потому что объяснений, что делать, никаких не было. И сталкиваются с ответной реакцией: свет выключают, двери закрывают обратно, ждите. Без слов и с безразличием. Всё, что волен делать – это зайти в освещённый туалет и осмотреть убранство 20 века. Или посидеть на импровизированной лавке из дров перед неработающим камином.


Одна из дверей наконец открывается, и зритель попадает в зал с барной стойкой, столом и стульями. На столе стоят бокалы, в них наливают воду или вино – это опционально.


Колонка в коридоре оцифрованным голосом всё также вещает о профилактических работах и иногда издаёт покашливания. Колонка в комнате выдаёт себя за робота (хотя текст для неё прописан человеком), рассказывает анекдоты, истории, кулинарные рецепты, пытается познакомиться. Забавная видимость эгоцентричного искусственного интеллекта (далее – ИИ), который привык обслуживать людей, но уже не хочет и попросту разговаривает сам с собой. По приказу колонки молчаливый человек (а обещали без актёров) наливает вино, люди пьют. И это двоякое чувство: либо зритель необходим ИИ, поэтому его и пригласили, либо он тут вообще не нужен, а колонке хорошо самой по себе. Получается такой тезис о спектакле: люди просто обслуживают звук или созерцают его.


Текст для ИИ прописан филигранно и похож на удавшийся стилистический эксперимент: тавтология, плеоназмы, грамматические нарушения и алогизмы придавали особый шарм историям. Рассказы, отчасти жуткие, но так как перевес ушёл в сторону формы, а не содержания, этот страх терялся.



В третьей комнате колонка выдаёт монологи разных людей про ИИ, его разработку, воспитание детей, их непосредственность. Есть ещё колонка в туалете, которая, например, рассказывает сказку про цветик-семицветик. Работают они по очереди. Иногда, звук наслаивается друг на друга, и формируется какая-то иная реальность. Но если присутствующие разговаривали или шумели, то звук становился невнятным, пейзаж сыпался. Диджитал, который мы заслужили.


Зритель волен передвигаться из комнаты в комнату в полумраке, ориентируясь на звук, да и вообще делать что угодно. Кто-то, например, принёс с собой фисташки и ел, почему нет. Кто-то разговаривал об искусстве, и что в этом спектакле нет никакого смысла. Видимо, отсутствие объяснений невыносимо, если привык интерпретировать. Возникает закономерный вопрос: а так ли страшно отсутствие сюжета и объяснений, если можно просто быть собой и воспринимать? В императиве режиссёра смысла ведь тоже нет, зритель всегда важнее. Если зритель находится здесь и сейчас, значит, надо рассматривать конкретную постановку в конкретное время. И вообще, волну рефлексии и экзистенциального кризиса никто не отменял. В этом плане спектакль своим посылом похож на Телеграм-канал вилисовпостдраматический.


Про рефлексию, но вслух. Это прозвучит крайне банально, что сейчас эпоха потребления. Это не плохо, и не хорошо – просто факт. Каждый сам решает, как реагировать. В обществе потребления человечество старается делать продаваемый продукт для клиента. Всё сводится к бизнесу и зарабатыванию денег. Театр не стал исключением – это искусство, но и бизнес.


В начале своём текст порождал театр. Пьеса, написанная драматургом о современных реалиях, была для победы на творческой баталии. Цель ясна, слушатели находились. Дальше хуже. Сейчас вот, вроде бы, то же самое: театр ставит текст, но по привычной схеме для красивой картинки, чтобы потреблять было комфортно. А если аудитории некомфортно, то, видимо, бессмысленно что-то затевать. Только вот зрителя забыли спросить.


Среднестатистический российский театр, например, ставит спектакли ради репертуара и повышения уровня культуры: театр должен работать, ставить актуальное, привлекать этим зрителя и зарабатывать. Чётко и понятно. А вот есть пост-драматический (относительно) независимый театр, который делает всё “поперек” среднестатистическому. Это напоминает футуристов в 20 веке: плевались от классики, но читали её, перерабатывали и делали своё. Зачем? Искали новые формы, что или кто окажется лучше. Маяковского же запомнили. Почему поперёк? Просто диджитал неохотно проникает в классический российский театр, не нравится ему там, а независимый пытается использовать технологии как только может. А что там зритель вынесет для себя – дело косвенное.


Трудно сказать, что вынесли для себя те люди, которые оказались на спектакле «Длинные волны», понравилось им или нет. Был ли это новый опыт – да. Хороший или плохой – зависит от конкретного человека. Интересный текст, качественно прописан и с разными нюансами, это есть. Тайминг звуковых дорожек соблюден, саундскейп имелся, колонки работали. Одна вот упала, другую снесли, бывает. Звук был негромкий, люди не знали, что делать, и много говорили, из-за чего вся красота симуляции снижалась – это из неприятного.


В то же время независимый театр из ничего пытается сделать что-то приличное без помощи государства, и за это его надо поблагодарить. Не нравится, что он ограничивается своими силами и не прибегает к помощи максимально посторонних людей. Например, архитекторов или ди-джеев, которые могут настроить интерьер и звук, подобрать качественный stuff и заставить его работать идеально. Только это заняло бы много времени сил и денег. В итоге не покидало ощущение, что благая цель имелась, но всё ставили быстро и “на коленке”, не проведя стресс-тест. Если бы государство поддерживало такие проекты и выделяло средства, как, например, на Театральную Олимпиаду, получилось бы иначе. Возможно, это был бы совершенно другой спектакль.


Профилактические работы закончились, и зрителям предложили пройти прямо и направо на выход. Такой вот вечер с вином в незнакомой компании в квартире на Петроградской под саундскейп из колонок. Смысла и объяснений никто не обещал, воспринимать можно, как угодно. Современный российский театр, который мы заслужили.



Автор: Татьяна Непа

Редактор: Владимир Большаков

Наверх