ВНЕ ВРЕМЕНИ И ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ГРАНИЦ: ПОКАЗ ЯПОНСКОГО СПЕКТАКЛЯ “СИРАНО ДЕ БЕРЖЕРАК” В РАМКАХ ТЕАТРАЛЬНОЙ ОЛИМПИАДЫ-2019

Как японские постановщики адаптировали великую французскую пьесу «Сирано де Бержерак» Эдмона Ростана? На каком языке говорит Роксана в спектакле одного из крупнейших театральных центров мира “Suzuki Company of Toga”? И как в сценографии воплотилось отношение японцев к окружающей среде? Обо всем рассказываем в новой статье.


В рамках Театральной Олимпиады на Основной сцене Александринского театра 16 и 17 ноября состоялись показы японского спектакля «Сирано де Бержерак» Suzuki Company of Toga. Режиссер постановки — всемирно известный японский режиссёр, писатель и философ Тадаси Судзуки, стоящий у истоков Театральной Олимпиады.

Спектакль известного японского режиссёра получился спорным, неоднозначным, но, несомненно, красивым и временами переходящим в поэзию.

Действие спектакля по пьесе французского поэта и драматурга Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак» у Судзуки разворачивается в Японии. Главный герой, Сирано де Бержерак, здесь – Кёдзо (Йоити Такэмори), старый самурай. Он пишет пьесу на французский сюжет, чем вызывает недоумение у окружающих: зачем обращаться к западной культуре, когда есть своя, не менее богатая, японская? Один из конфликтов спектакля – столкновение Запада и Востока. Спектакль Судзуки – тесное переплетение двух таких разных культур.

Сценографом спектакля является также Судзуки. На сцене зритель видит дерево и стоящий на небольшой скале традиционный японский дом в обрамлении некоего японского растения. Из зрительного зала сценография теряет объем и становится подобной одной из традиционных японских гравюр – укиё-э. При минимуме декораций на сцене воссоздается Япония. Сценография также выражает философию созерцательности японцев, их подчинение природе, стремление «встроить» свой быт в окружающий ландшафт.


Режиссёр бережно относится к родной культуре, он любуется ею, создавая сцены с битвами самураев, молодыми девушками в традиционных нарядах и бумажными зонтиками в руках. Тадаси Судзуки ставит практически балет, который обязательно нужно смотреть дальше от сцены, чтобы увидеть рисунок, создаваемый актерами на сцене.

Реальность и вымысел тесно переплетаются в спектакле «Сирано де Бержерак». Кёдзо с первых минут спектакля сидит за рабочим столом, дописывая свою пьесу. Он же – Сирано. На протяжении всего спектакля режиссёр переносит действие то в Японию, в которой живёт Кёдзо, то в реальность его сочинения.

Героиня драмы Кёдзо – красавица Роксана. Кажется, что Роксана – идеал женщины, настолько она прекрасна и безупречна. Исполняет роль грузинская актриса, выпускница РАТИ, Нана Татишвили. Обособленность героини, её недостижимость в спектакле выражена и тем, что говорит она на другом языке (актриса читает свои реплики на русском). Хоть герои и понимают друг друга, Роксана всё равно будет для всех загадкой, существующей вне этого пространства. Роксана отнюдь не хрупкая красавица, которая томно ждет своего любимого – Кристиана (Ясухиро Фудзимото). Героиня отважна, решительна и страстна. Актриса Нани Татишвили чеканно выговаривает каждое слово, ее взгляд прожигает насквозь. Кажется, что такой Роксаны театр еще не знал. Она готова на всё, даже если преграда, отделяющая её от мужа – война. Роксана Нани Татишвили – несомненная удача и находка спектакля Судзуки.

Режиссёр умещает объёмную пьесу Ростана в полтора часа, нещадно сокращая текст. В спектакле остается несколько ключевых моментов, дающих в общих чертах представление о сюжете «Сирано де Бержерака». Судзуки также делает всех героев самураями. Канва пьесы часто прерывается «традиционными» элементами, такими как битва самураев, похожая на балет, или выход японских девушек, готовящих трапезу для мужчин.

Некоторые сцены спектакля сильно увлекают своей поэтичностью и красотой. Встреча, знаменующая взаимную любовь Кристина и Роксаны, решена с помощью теней. Героиня стоит за светлой ширмой, и виден лишь её тонкий силуэт. Когда она позволяет Кристиану войти в её покои, две тени нежно и осторожно обнимают друг друга, словно боясь нарушить хрупкий мир возлюбленного.


И всё же конфликт Запада и Востока иногда слишком нарочито и слишком «в лоб» обозначается в спектакле Судзуки. Так, «традиционные сцены», в которых сражаются самураи, а девушки в кимоно порхают по сцене, подобно мотылькам, происходят в сопровождении западноевропейской классической музыки. В данном случае приходится говорить не о столкновении двух культур, а о попытке их гармоничного сосуществования: хореографичные битвы самураев превращаются в японский балет с «европейским налетом», а японские гейши выполняют балетные «па».

С другой стороны, а стоит ли говорить о конфликте двух культур именно на основе пьесы «Сирано де Бержерак»? Произведение Ростана – великая история любви, любви жертвенной, не эгоистичной. Герой пьесы – вне времени и вне географических границ. Сам режиссёр в одном из своих интервью сказал, что в Японии пьесу «Сирано де Бержерак» не просто любят, ею восхищаются, как жемчужиной мировой драматургии. Тадаси Судзуки доказал вечность пьесы, перенеся героев в японские реалии. От изменения национальности, имен и костюмов герои ничего не потеряли. И в данном случае о различиях культуры говорить не приходится.

Кёдзо, самурай уже на закате жизни, и его произведение, которое он дописывает – своего рода размышление о жизни, её итог. Отсюда идеальная Роксана – мечта Кёдзо, которая имеет мало общего с реальностью и настоящими людьми. В ней он выразил свой идеал женщины, но этот идеал разбился о реальность.

По-своему интерпретировал режиссер и отношение Сирано к Роксане. Сирано, всю жизнь бесконечно любивший девушку, только в конце жизни раскрывает свою тайну – это он писал письма Роксане от лица Кристина, и именно он настоящая её любовь. До недавнего времени японские мужчины верили, что истинно верное мужское поведение – держаться от женщины, даже нежно любимой, на расстоянии. Японский самурай, в представлении японцев, может потерять свою мужественность и стойкость в общении с женщиной. Отсюда и отказ самурая Сирано от счастья взаимной любви Роксаны.

Притчевый финал спектакля – смерть Сирано и смерть Кёдзо. Дописав пьесу, в которой погибает Сирано де Бержерак, Кёдзо откладывает перо и уходит под зонтиком в тёмную глубину сцены. На несколько мгновений зал погружается в темноту, звучит лишь глухой мотив японской музыки, исполняемый на некоем духовом инструменте.

Спектакль японской компании Suzuki Company of Toga – любопытный пример японского театра, с которым жители России знакомы мало из-за редких гастролей восточных коллективов. Тадаси Судзуки показывает, что восточная и европейские культуры разные, но вместе с тем, каждая по-своему богата и равна другой.

В рамках Театральной Олимпиады также будет показан другой спектакль Тадаси Судзуки «Гятэй-Гятэй».


Автор: Алиса Хворостян

Редактор: Владимир Большаков

Изображения: Театральная олимпиада-2019

Наверх