БОГОМОЛОВ VS СЕРЕБРЕННИКОВ: О РАЗНИЦЕ ДВУХ РОССИЙСКИХ РЕЖИССЕРОВ

Сегодня современная российская режиссура (как кино-, так и театральная) приятно впечатляет разнообразием. Зритель может выбрать отечественную картину/спектакль на свой вкус – от массовой и клишированной франшизы о спорте до авторского камерного кино или постановки. Два театральных и кино- режиссёра сегодня особенно на слуху – Кирилл Серебренников и Константин Богомолов. Сравниваем работы двух современных мастеров и выясняем, в чем их ключевые отличия.



И Серебренников и Богомолов являются далеко не новичками своего дела. Они оба имеют ряд заслуженных наград в области театра и кино. Однако именно последние годы за творческой карьерой Серебренникова и Богомолова пристально наблюдают СМИ, причём не только в России. Имя Кирилла Семёновича знакомо даже тем, кто далёк от современного театра: летом 2017 года руководителю “Гоголь-центра” следователи предъявили объявление о мошенничестве в особо крупном размере. Дело получило широкую общественную огласку. В настоящий момент режиссёр вместе с другими фигурантами “Театрального дела” находится под подпиской о невыезде, но хотя бы имеет возможность работать.


Константин Богомолов сегодня также известен – в первую очередь, тем, что занял пост художественного руководителя в театре на Малой Бронной и женился на Ксении Собчак. Помимо этого, на популярности Константина Юрьевича сказался успешный запуск сериала “Содержанки”, ставший для него дебютом в этом жанре.


Итак, аудитория начиталась новостей про “Театральное дело”, увидела Богомолова на интервью у Познера – и таки решила погрузиться в мир современного московского театра. Но вот вопрос – как выбрать спектакль, чтобы не испортить первое впечатление? И на кого из режиссёров стоит обратить внимание именно Вам?


Важно понимать: идти за классической репрезентацией Чехова или Уайльда ни к Богомолову, ни к Серебренникову не стоит. Они – режиссёры поколения постмодерна. Их спектакли можно назвать чем угодно: философской метафорой, сатирой на современность, авторским перформансом, но уж точно нельзя сказать, что они являются дословным пересказом того или иного текста. И это их очевидный плюс.


Тогда зачем идти и смотреть? Во-первых, за высоким уровнем мастерства всех, кто задействован в постановке. И Серебренников, и Богомолов очень тщательно подбирают актёрскую труппу и дотошно разбирают все детали сценария. Работа над текстом может занимать до шести месяцев, и это как минимум вызывает уважение. В интервью своей жены Ксении Собчак Константин Богомолов говорит, что не актёр разбирает текст, а текст разбирает актёра. Как наставник он всегда стремится к тому, чтобы актёр через текст чувствовал своего персонажа максимально близко, понимал все его мотивы, а не просто исполнял отведённую роль. С таким подходом эффект погружения срабатывает полностью: и ни современные декорации, ни своеобразное музыкальное сопровождение не способны отвлечь от главного – от вечных тем, поднимаемых сначала автором, а затем и режиссёром.


Вторая сильная сторона обоих мастеров – грамотная работа с техническими инструментами, которые всегда служат на пользу драматургии произведения. Здесь и многочисленные экраны, на которых крупным планом “говорящие головы” главных героев, и платформы, уходящие под сцену, и потоки воздуха и света, обволакивающие полуобнажённых актёров. Всё это, как некогда ружьё Чехова, обязательно “выстреливает” и делает происходящее на сцене ещё более стильным и современным.


Еще один повод приобрести отнюдь не самый дешёвый билет – понять, что же такое театр постмодерна и с чем его едят. Какую бы бурную негативную реакцию ни вызывали работы Серебренникова и Богомолова, они оба подкованы в теории современной культуры и прекрасно знают, на чём держится современный театр. Любой спектакль, например, “Машина Мюллер” (реж. Кирилл Серебренников) – это готовый визуализированный учебник по философии постмодернизма.



Но если идти в театр всё же не хочется, есть другой способ понять, о чём говорит режиссёр: посмотреть его же кино. Однако этот совет относится скорее к Серебренникову, ведь у него работ в киноиндустрии на порядок больше, чем у Богомолова: здесь и символичный для эпохи нулевых “Изображая жертву”, и жуткий “Ученик”, в котором исследуются границы нравственности, и биографический “Лето” о молодом Цое и эпохе рок-культуры восьмидесятых. У Богомолова же стоит обратить внимание на “Содержанок” – сериал о богемной жизни современной Москвы (в первом сезоне Константин выступал режиссёром, во втором шоураннером). Все эти фильмы являются вполне самостоятельными художественными произведениями, а театральный опыт режиссуры добавляет своеобразной характерности.


Режиссёрский подход двух мастеров даже имеет точки пересечения, и неудивительно – Богомолов и Серебренников не раз работали вместе. Однако и занимательных различий между ними хватает. Так, зачастую форма в творчестве Константина Богомолова имеет столько свободы, что является, по сути, отдельным высказыванием, за которым далеко не каждый зритель может уловить смысл постановки. У Серебренникова, напротив, диалоги и действия кажутся более простыми и естественными, чем тот смысл, который за ними стоит.


Каким-то образом эти два режиссёра даже дополняют друг друга, а вместе представляют собой современный театр Москвы – такой, каким он и должен быть: дерзкий, экспериментальный, обсуждаемый. Спектакль сегодня перестал быть исключительно формой досуга: нередко со сцены доносятся отголоски политической позиции режиссёра, его философии, мировоззрения. С этой точки зрения Серебренников старается ставить актуальные вещи: его герои обеспокоены тем, что тревожит общество здесь и сейчас. Богомолов же, который, к слову, ещё и поэт, обращается к проблемам вечным, которые в обществе были и будут. Сейчас оба режиссёра активно вовлечены в творческую работу своих театров, и можно только гадать, чем они удивят любителей искусства в ближайшее время.



Автор: Евгения Изотова

Редактор: Владимир Большаков

Наверх