ЗАПРЕЩЕНО ЗАПРЕЩАТЬ: ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ “СКВОТТИНГ RESEARCH” В МОСКВЕ

В Московском Союзе Художников (Старосадский переулок) открылась неожиданно современная для этого места выставка “Сквоттинг Research”, которая продлится до 21 августа 2020 года. Создатели — студенты философского факультета МГУ и студенты Свободных мастерских от ММОМА. Разбираемся, что такое сквоттинг и как проект «Сквоттинг Research 2020» изучает феномен сквоттинга.

 

Squatting — особое выражение в английском языке, которое наиболее часто переводится как «самозахват» или «незаконное вселение». Явление «сквоттинг» стало распространяться после Второй Мировой Войны, ведь именно в то время появилось большое количество разрушенных, заброшенных зданий. Подобные помещения быстро привлекли к себе внимание людей, которые пострадали во время войны. Эти люди сами чем-то походили на руины. У них, как правило, не было выбора, так что они самовольно заселялись в руины чужих домов.

Это несколько иной, вынужденный сквоттинг. В искусстве явление сквоттинга известно с 1960-1970-х годов как форма контркультуры, поскольку подобные мероприятия были характерными для европейских анархистов и неформалов того времени. В числе подобных неформалов нередко выступали и радикально настроенные студенты художественных вузов и художники. Подобные нелегальные сквоты-коммуны придерживались своих правил жизни. В этих сквотах зачастую велся достаточно разгульный (по меркам обычных граждан, живущих по соседству) образ жизни, в котором изредка между непрерывными вечеринками делались попытки продажи своего такого же, как и его авторы, неформального искусства. В той или иной степени эти продажи были успешными, и некоторые из сквот-художников становились известными.

Когда люди (и художники в частности) заселяются в сквоты, они не претендуют на то, чтобы этот сквот стал их частной собственностью. Художники в данном случае делают этот шаг для того, чтобы перекодировать определенным образом пространство вокруг них, отходя при этом от понятия «собственность» как можно дальше. Подобные новые площадки для демонстрации искусства гораздо удобнее стерильных «белых кубов» галерей и музеев. В России арт-сквоты стали появляться в 1970-1980х годах. Приблизительно тогда же стали популярны квартирники — небольшие выставки, которые устраивались в квартирах художников или их коллег из сферы искусства.

Сквоттинг до сих пор жив и как явление активно изучается исследователями современного искусства. Одной из подобных форм исследования как раз и стал выставочно-исследовательский проект «Сквоттинг Research», организованный совместными усилиями студентов философского факультета МГУ имени Ломоносова, куратора и искусствоведа Бурганова и участников Школы «Свободные мастерские» ММОМА.

Источник фото: Сквоттинг Research

Центральным мероприятием в рамках проекта стала выставка молодых художников в центре Старосадского переулка, которая продлится до 21 августа. Помимо этого проект включает серию лекций, экскурсий, круглых столов и других открытых мероприятий, которые будут организовываться в разных местах Москвы до 30 ноября 2020 года. Список и расписание мероприятий можно посмотреть на официальном сайте проекта.

Выставка «Сквоттинг Research» разделена на три условные части — часть работ выставлена на улице перед входом в Московский Союз Художников, часть распределена по двум внутренним залам. Выставка разделена скорее по композиционному видению кураторов, чем по смысловым блокам.

Внутренний дворик

Посетителей выставки встречает работа арт-группы «Без названия», которая заметна еще со стороны переулка. В отгороженном белой пленкой пространстве между деревьями спрятаны несколько композиций Анны Лялиной и Максима Амельченко. Это пространство является миром в себе, своеобразным сквотом, в который можно попасть через ходы в пленке. Сама пленка покрыта росписью, сделанной Марией Бургановой-Ялтанской под иконопись, и это перекликается со специально «разбомбленными» Ивой Мирным и занавешенными строительной сеткой окнами МСХ. На этих окнах Ива написал высказывания сквоттеров на разных языках. И снова одна работа входит в диалог с другой. Самое название работы Мирного, «Запрещено запрещать», перекликается с историей работы Дениса Уранова «Confessionary gallery». Работа демонстрировалась на различных выставках в 2015 и 2017 годах, однако в нижней части куба (в тех версиях работы) были проделаны отверстия, через которые можно было разглядеть содержимое «дома». В этот раз Денис сознательно создал реплику своей предыдущей работы, но теперь уже без отверстий. По современному законодательству РФ работы внутри куба можно обвинить в оскорблении чувств верующих и  жестоком обращении с животными. Но вот посетитель входит на выставку через крыльцо, где его встречает голубь из монтажной пены или работа «Без названия» Наталии Барановой. Голубь является одним из самых узнаваемых символов мира в христианстве, мира, в котором должны взаимно сосуществовать сквоттеры. Каким бы радикальным и анархистским ни было движение сквоттеров, многое именно из христианского учения было взято за основу их идеологии.

Первый зал

Христианские мотивы сквоттеров не ограничиваются скульптурой голубя. В первом зале выставки они выражены в работе-рефлексии на тему «Апокалипсиса» от Иоанна Богослова. Наташа Гончарова, сквоттер со стажем, рассматривает сложившийся во время карантина апокалипсис не столько как разрушение старого мира и невозможность вернуться к нему, сколько создание на этих руинах нового мира, который во многом может быть лучше прежнего. Еще один непосредственный участник современного московского сквоттинга Митя Нестеров создал на стене фотовыставку жильцов Милютинского сквота, а его сосед по экспозиции Павлик Кузнецов воссоздал быт собственного сквота-мастерской с «легким творческим беспорядком». Через перенесенный в реальность кадр из хоррор-фильмов от Саши Ким и через нестандартное сочетание стрит-арта и холста от Динары Хертагль и Владимира Абиха мф попадаем в последний зал с более радикальными работами.

Второй зал

Начинается зал с любопытной переклички между работами Ники Никульшиной, участницы Pussy Riot, и Адрианы Рэйне. Работы расположены в разных углах зала по диагонали друг напротив друга и играют со зрителем в игру «Найди меня!». В углу Рэйне президента действительно нет, о чем сообщает сама работа, но значит ли это, что его нет на этой выставке? Возможно, он спрятан в «Красном углу» Никульшиной. Серию щекотливых тем, которые не каждый захочет открыто обсудить, продолжают работы про разные типы одиночества от Анастасии Марочкиной и Василисcы Саврасовой. Одиночество может быть взято в наиболее широком смысле слова, и тогда человек оказывается вечно одиноким существом с более чем трагичной судьбой. Но определенный тип одиночества и зажатости есть и у жителей российской столицы, и связан он с постоянной слежкой через всевидящее око видеокамер на улицах (сейчас, после карантина, эта проблема стала еще более актуальной).

«Сегодня, в то время, когда музейные институции всё чаще обращаются к теме воспоминаний о «подпольных» самоорганизациях 1980–1990-х годов, молодые художники новых поколений вновь воспроизводят практики самоорганизации и сквоттинга, чтобы развивать свой художественный язык независимо от официальных или коммерческих организаций. По-прежнему распространено проведение «творческих квартирников» и организация неофициальных галерей».

Приходите познакомится поближе с молодыми андеграундными художниками до 21 августа по адресу Старосадский пер. д. 5/8с5. Подробности можно посмотреть на сайте проекта: https://www.squatting.info .


Автор: Екатерина Сурат

Редактор: Владимир Большаков

Фото на обложке: Сквоттинг Research

Наверх