ЖИВОПИСЬ И КАРТОШКА: ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ОБ АСЕ МАРАКУЛИНОЙ

Ася Маракулина — молодая художница из Петербурга, которая уже успела сделать более десяти выставок и принять участие в экспозиции Русского музея.  Откуда она, чем занимается и при чем тут картошка и мягкие игрушки — разбираемся в новом материале.

 

История Аси

Художница родилась в 1988 году в Перми. С детства Ася занималась эстрадными и бальными танцами, посещала секцию оригами и студию, обучающую росписи. Последнее интересовало девочку куда больше, чем все остальное, о чем она рассказала в одном интервью: «Помню, как мешала краски в ячейках из-под конфет, часами могла этим заниматься». Преподаватели замечали в Асе способности к рисованию, и мама решила записать ее в художественную школу. Девочке учеба представлялась скучной и строгой, однако впоследствии заниматься ей понравилось. В жизни Аси немаловажную роль сыграл и спорт: она занималась художественной гимнастикой и даже ставила ее в приоритет.

О жизни художника Ася стала мечтать в 14 лет после просмотра фильма «Фрида»: «Весь этот мексиканский колорит, яркость, красота, богемная жизнь. Тогда мне очень захотелось стать независимым художником, и я впервые сделала что-то свое, а не по заданию в художке. Рисовала дома на картонках: для начала — несколько портретов Фриды, потом — сценки из жизни», — рассказывает художница.

Ася училась в немецкой школе, а после получила образование в отделении компьютерной графики в местном ПТУ. Атмосфера в техникуме оказалась гнетущей, особенно в сравнении с профилированной школой: «Слесари и токари сидели на корточках в коридоре и ели семечки на переменках», — рассказывает Ася. Девушка изучала работу в Photoshop, Coral Draw и до сих пор считает эти навыки полезными в работе современного художника.

Ася рассказывает, как после художественной школы пошла в пермскую творческую студию «Арт-С»: «Студия была живым, бурно действующим организмом. Приходить и уходить можно было в любое время — нам давали ключи. Рисовали целыми днями. Три-четыре раза в неделю в студии собирались все — пожилые художники-аутсайдеры, студенты «Мухи», совсем юные ребята-школьники и художники-профессионалы. Все вместе мы рисовали обнаженку, наброски, портреты». Обучение в «Арт-С» было интересным для девушки, многих нынешних друзей-художников она знает именно с того времени: Илью Гришаева, Аню Андржиевскую, Ваню Лопатина, Свету Кокшарову.

Отучившись пять лет в студии, Ася вслед за приятелями поехала в Петербург. Многочисленные попытки поступления в ВУЗ заканчивались неудачно: «Сначала в «Муху» на монументалку два раза, потом в СПбГУКиТ на режиссера анимации». Ася зарабатывала на жизнь, будучи натурщицей, уборщицей, курьером и дизайнером. На четвертый раз девушке все же удалось поступить в СПбГУ на художника-постановщика анимационного фильма.

“Надежда российского искусства”

За свой небольшой творческий путь Ася организовала более десяти выставок со своими работами. Будучи единственным приглашенным автором-девушкой, она заинтересовала лондонскую публику в рамках серии лекций Russia Contemporary. В 2017 году на ярмарке современного искусства Cosmoscow в Москве Ася получила финансовый грант и арт-поездку в Швейцарию. Недавно художница организовала выставку Инсайт в своей мастерской, главной целью которой стал рассказ об опыте психоанализа. В этом году ее работы стали частью экспозиции Русского музея: два листа графики из серии «Окна» и две вышивки — «Желтая комната» и «Угол» из проекта «Комната отдыха». Сейчас девушка участвует в международных и отечественных проектах, делится творчеством в своем Instagram.

Человек в городе

Сейчас Ася занимается как живописью и графикой, так и созданием мягких игрушек и одежды.

Недавний заметный проект художницы — Правило шва. Здесь замысловатая одежда представляет собой город, а красками на ней становятся петербургские маршруты, по которым ходила сама Ася. «Это, скорее, рассказ о моей тайной поведенческой практике в городской среде. С помощью придуманных правил хождения, как будто вплетая свое тело и время в уличную ткань, я пыталась стать частью города, в котором чувствовала себя чужой и неприкаянной. Своеобразная игра в «ниточку и иголочку». Ритуалы «сшивания» и «разрезания» стали мне опорой на том этапе моей адаптации», — пишет художница.

Фото: архив Аси Маракулиной

 

Авторская выставка

Один из ярких проектов Аси — выставка Железные нотки в Петербурге в 2019 году (Marina Gisich Gallery) и в Самаре в 2020 году (Галерея “Виктория"). Поиски формы скульптуры привели художницу к теплой, знакомой с детства мягкой игрушке. Такое решение Ася приняла во время пандемии. Приятные на ощупь экспонаты можно не только гладить и обнимать, но и создавать авторские выставки, где они будут главными объектами. Экспонаты Ася шила самостоятельно, чем и поделилась в своем Instagram: «Я думала, что если и делать выставки теперь, то с акцентом на запахи, касания и пространство — на то, что не почувствовать онлайн. Чтобы был смысл присутствия…И постоянно хочется гладить что-то мягкое или кого-то мягкого. Слава богу, что на свете есть котики. Я прочитала в какой-то книге, что, когда человек гладит что-то мягкое и нежное, нервная система успокаивается, уходит напряжение».

Среди сшитых игрушек не найти медведей и зайчат: здесь плюшевые глаза, карандаш, колючка, яичница и мягкая цепь — основные элементы композиции.

Еще одна работа «Надежда и опора» — скульптура, которой нужна поддержка, иначе яблоко укатится. В своем Инстаграме художница не объясняет смысл экспоната: «Чтобы найти нужную интонацию отпечатка губ, мне пришлось целовать, стирать и шлифовать его 17 раз. На 18-ый раз получилось то, что я хотела. Помню, как жгло губы от красного акрила. Эту работу я никогда не объясняю, ее смысл хрупок и интуитивно понятен — нужно просто почувствовать».

Живопись и картошка

Одним из излюбленных объектов для картин у Аси является картофель. Девушка пишет натюрморты корнеплодов, у которых уже появились ростки — символ весны и возрождения. «На вопрос «почему я люблю картошку?» можно ответить с помощью этой красавицы. Когда мне передали ее, завернутую в фольгу и покусанную мышами, я подумала, что она мертвая. Положила в погребок, чтобы не выкидывать. Через пару месяцев заглянула, а там такая красота! Думала, что уже нарисовалась клубней и не буду больше, но она меня околдовала, не могу устоять», делится художница.

Мы поговорили с Асей о творчестве, планшетах и феминизме.

— Дайте 3 совета начинающему художнику

Не бросайте и не расстраивайтесь, если получается плохо и не так, как хочется. «Как хочется» — это всегда результат практики и труда. У меня десятки и сотни работ, на которые мне больно смотреть и которые я никому не показываю. Но если бы не они, я бы не нащупала то, что нравится и хочется сейчас показывать.

С самого начала документируйте свои работы и сохраняйте в свой личный архив — по годам и папкам. Сейчас для этого есть все средства. Потом будет очень интересно смотреть свое «раннее». Я жалею, что когда я начинала, то почти ничего не фотографировала. Или фотографировала, но на доисторический телефон в полутьме. Сейчас при виде косых и темных пиксельных фото своих первых работ роняю слезу. Будьте внимательнее к своему труду!

Учитесь у других художников — читайте их автобиографии, смотрите документальные фильмы и интервью, ходите на выставки и даже ездите на них в другие страны и города. Берите от них то, что близко вам, замечайте, что интересно и пропускайте через себя. Меня очень вдохновила Венецианская биеннале, когда я начинала.

— «Я точно знаю, что не хочу, чтобы моя работа использовалась кем-то для осуществления чуждых мне идей и принципов». Расскажите о тех принципах жизни, от которых вы никогда не сможете отвернуться

Они очень простые — уважение к жизни, личности и свободе, как к своей, так и других людей. Уважение к месту, в котором я нахожусь, к животным и природе. Честность.

— Рисовать от руки или на планшете?

Тут нет никаких правил — как удобнее, так и лучше. И в том и в другом способе свои плюсы. Все зависит от цели и желания. От руки — больше тактильных ощущений, на планшете — больше маневра для исправлений и модификаций.

— Вы высказались о протестах в Белоруссии: записали напев со словами «любовь сильнее страха». Как часто вы чувствуете потребность в политическом высказывании?

Нечасто, только когда меня что-то сильно задевает. Какая-то вопиющая несправедливость или желание поддержать, как в случае с Беларусью.

— «Я делаю то, что мне важно. Если кому-то кажется, что это очень по-женски, ну так пусть, пусть ему так кажется». Вы относите себя к течению феминизма?

Я не называю себя феминисткой публично, потому что для меня это больше про обозначение определенной деятельности в этом направлении — например, ведение блога, организация акций и другой активизм. Поскольку я ничего такого не делаю, я определяю себя просто как художницу. Но по взглядам и отношению к жизни — я давно и определенно феминистка, поэтому не вижу смысла это как-то выделять специально.

— Представьте, что вы встретились с 17-летней собой. Какие советы вы дали бы себе?

Может, это прозвучит скучно, но никаких. Я уверена, что мои слова «из будущего» не проросли бы во мне «из прошлого», тогда почва была для них не готова. В каждое время жизни мы делаем то, что можем, и самые важные вещи понимаются только в собственном опыте. Я благодарна себе за все решения и действия, даже самые странные. Так что сказала бы: цени все этапы своей жизни просто потому, что они твои.

— Если танцевать, позабыв обо всех проблемах, то под какую музыку?

FM Attack, канадская группа TR/ST, CRASPORE, Стереополина, Ladyrton, Cream Soda.


Автор: Дарья Белова

Редактор: Мария Адзхед

Обложка: архив Аси Маракулиной

Наверх